Верхотурские воеводы. Пушкин Иван Федорович

Автор @nikalaich

Предыдущая глава


Пушкин Иван Федорович в 1646 году несколько раз, во время отсутствия царя в Москве, в числе других лиц дневал и ночевал на государеве дворе; в 1648 году был в числе поезжан на свадьбе царя Алексея Михайловича с Марьей Ильиничной Милославской и в конце этого года пожалован из жильцов в стряпчие.

С 13-го марта 1673 года по 9-ое марта 1676 года Пушкин был товарищем воеводы в Тобольске при боярине Петре Михайловиче Салтыкове. Так как 9-го марта 1676 года Салтыков «со всем дом своим поехал к Москве, по государеву указу, не дожидаяся перемены», то «досиживал» до перемены товарищ его — стольник Пушкин с дьяками.

Ровно месяц спустя, 9-го апреля 1676 года, приехал новый воевода, боярин Петр Васильевич Большой Шереметев. В краткий промежуток самостоятельного воеводства в Тобольске Пушкину пришлось в день Вербного Воскресения участвовать в обряде «шествия на осляти».

В качестве исправлявшего должность главного воеводы Пушкин, согласно царскому указу 1669 года, когда впервые был введен этот обряд в Тобольск, вел под уздцы осла, на котором сидел митрополит сибирский Киприан. С 23-го ноября 1676 года по 14-ое января 1679 года Пушкин был воеводой в Верхотурье.

Воеводе приходилось рассматривать множество судебных дел. Вот пример одного из них. Трагические события произошли в Аятской слободе Верхотурского уезда в мае 1678 года. На дворе у оброчного крестьянина Л. Фомина временно проживал гулящий человек Ф. А. Тумашев, личность с явными нарушениями психики. После Троицына дня он «заперся в скотную избенку» и начал там «блажить». В это время, как позднее показал Фомин, туда пришла «девочка моя Овдюшка получетверта года, и тот Фирс, ухватя девочку мою, учал сильничать, ножом у ней естество прорезал для ради блуда и ее за горло в то время задавил, чтоб она в то время не кричала и зубами уши и нос грыз, и голову испроломал...и персты у рук и ног обкусал». Тело ребенка убийца спрятал в лохань с мокрым бельем (не забыв снять крест и серьги), а ночью отнес к церковной паперти и заложил дровами.

Тело девочки было обнаружено крестьянами слободы, а Тумашев схвачен и приведен к приказчику Ф. Арапову. Последний, не имевший права судить дела по убийствам, отправил челобитную Фомина и преступника в Верхотурье. Любопытно, что отец жертвы подчеркивал в челобитной, что сам он в этом деле не истец и просил «учинить в душегубстве указ».

Следствие проводил верхотурский воевода И. Ф. Пушкин, но по указаниям тобольских властей. Розыск тянулся долго. На допросе с пыткой Тумашев признался только в убийстве, отрицая «блудное наруганье». Ввиду очевидности доказательств (тело девочки осматривали многие крестьяне и их жены Аятской слободы) тобольский воевода П. В. Шереметев указал снова пытать Тумашева и, получив нужные признания, казнить его через отсечение головы.

Приведенный 20 марта 1679 года к пытке, после 35 ударов кнутом, Фирс «в блудном деле винился». Однако Пушкин не спешил привести приговор в исполнение. Вместо этого он отправил в Тобольск заручную челобитную верхотурских «градских людей» с просьбой о помиловании Тумашева и разрешении постричь его, ввиду явной болезни, в монастырь. Но Шереметев подтвердил свой приговор, и 15 сентября 1679 году Ф. А. Тумашев был казнен.

Одной из заслуг воеводы Ивана Федоровича Пушкина является окончание строительства верхотурского кремля. До этого город окружал только острог с башнями.

С 1672 года воеводой Ф. Г. Хрущевым началось строительство кремля и находящихся в нем зданий (новая приказанная изба и т. д.). При И. Ф. Пушкине строительство было завершено. Появились стены «тарасами», построены башни. «На приезде у Тобольска» поставлена большая Спасская башня, рубленная на 12 углов.

Еще 8 марта 1678 года верхотурскому воеводе Ивану Федоровичу Пушкину была отправлена из Москвы царская грамота о жалованье служилым людям «на нынешний 186 год». В грамоте содержится два весьма показательных момента: во-первых, вместо «живых» денег служилые люди должны были получить в зачет своего жалованья «меновые товары» (в основном, дорогие ткани и кожи); во-вторых, раздача этого «комбинированного» жалованья должна была сопровождаться тщательной проверкой сословной «чистоты» служилого люда.

В грамоте, в частности, повелевалось, чтобы всех стрельцов, пушкарей и детей боярских, которые были поверстаны в службу в прежние годы не в «выбылые» места и оклады своих родственников, а «из гулящих, и из посацких, и из прихожих, и из пашенных и оброчных крестьян, и из иных тяглых людей» или из числа их детей, братьев и племянников, верхотурская администрация лишила жалованья и отставила от службы, определив «в прежние их чины, чтоб впредь неповадно было на Верхотурье из чину в чин... без нашего великого государя указу и без грамот бити челом, потому что от верхотурского верстанья нашей великого государя казне истеря болшая, а служилым людем в службах и в посылках нестройство, а десятинной пашне недопашка, а денежному всякому сбору недобор, а податям пустота».

21 августа 1678 года эта грамота была доставлена в Верхотурье. Несмотря на содержавшиеся в грамоте грозные предупреждения в адрес воеводы Ивана Пушкина и дьяка Дмитрия Афанасьева о том, что в случае невыполнения этих распоряжений и последующей незаконной выдачи жалованья «те денги, и хлеб, и соль укажем мы, великий государь, взять на вас безо всякие пощады», руководство верхотурской администрации заниматься разбором служилых людей не спешило.

Тем временем столичные чиновники взялись за дело всерьез. От приезжавших по делам в Москву верхотурцев в Сибирском приказе были получены подробные сведения о том, кто конкретно был определен в дети боярские без согласия центра. В их числе оказались: «Иван да Алексей дети Тырковы, из рейтар Ивашко Романов, гулящего отца сын Савка Федулов, из посадцких людей Тихон Федоров сын Головков; да с Тюмени на Верхотурье переведены Сенка Вязмин из рейтар, ссылной человек Гришка Ушаков, а на Тюмени де они, Сенка и Гришка, были в конных казаках».

Выяснилось также, что несколько человек из числа детей боярских получали несанкционированные Москвой «придачи» к жалованью. Кроме того, верхотурские служилые люди сообщили в своих «сказках» в Сибирском приказе, что «на Верхотурье поверстан к беломестным казакам в атаманы Тобольского уезду Чюбаровской слободы пашенного крестьянина сын Якушко Борисов, а оклад ему учинен денег пять рублев».

Библиография ЗДЕСЬ
Изображения из архива музея , а так же с лицензией ССО
Об авторе Полномочный представитель Верхотурского государственного историко-архитектурного музея-заповедника в СМИ.
От редакции : Статьи данного цикла - результат сотрудничества сообщества "Истфак" и коллектива Верхотурского государственного историко-архитектурного музея-заповедника


Торговая платформа Pokupo.ru

vox-populiисторияchaos-legionвгиамзверхотурье
218
147.719 GOLOS
0
В избранное
istfak
Historia est magistra vitae
218
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые