Конкурс «Героические 90-е». Последний киногерой, или Железный кулак


Фото


Вспоминает Михаил Кошелев @gektor


Люблю американские фильмы. Нет, не люблю. Обожаю. Они ворвались ко мне через Терминаторский видеосалон и навсегда разрушили моё неокрепшее мировоззрение своими Рэмбами, Кинг-Конгами и ядовитой кислотной кровью Чужих. Понимаю, что это неправильно — цитировать не Грибоедова, а Фрэнка Дребена из «Голого пистолета», радоваться не комсомольской свадьбе ударников труда, а хеппи-энду блистательной и многодетной Голди Хоун в комедии «За бортом», восхищаться не успехами колхозников, а элитной жрицей любви в исполнении Джулии Робертс. Но деградация, видимо, уже необратима. И не нужно меня спасать. Я погряз окончательно.

А вот чего я не люблю, так это церемонию вручения кинопремии «Оскар». Скорее даже, ненавижу. И особенно тех спецов, которые номинируют фильмы на эту премию. Вспомнить, к примеру, 1997 год.

В начале несколько слов благодарности организаторам церемонии за то, что всё же заметили «Секреты Лос-Анджелеса» и «Самолёт президента».

И на этом всё. Вы спросите: «А как же «Титаник»?!!» Отвечу: «Таки да. Но не одиннадцать же побед!» И ладно бы других достойных фильмов в этом году не сняли. Но ведь среди даже не номинированных оказались «Пятый элемент», «Чужой 4: Воскрешение», «Теория заговора», «Игра», «Звёздный десант», «Без лица», «Адвокат дьявола». И это только на мой вкус. А ведь я ещё не упомянул про «Бэтмена и Робина-4», «Парк Юрского периода-2» и «Шоссе в никуда»... Сами подумайте: сколько раз вы пересмотрели «Титаник» и сколько раз перечисленные мной фильмы? Если по-честному? Я, например, нет-нет да просматриваю любимые мной неоскароносные фильмы образца 1997 года. А «Титаник» — нет.

Ещё я с удовольствием пересматриваю неноминированный «Брат» этого же года. Спасибо тебе, Серёга, что подарил нам такого бойца Данилу Багрова, который в армии вроде как околачивался в штабе писарем, а на дембеле вывернул наизнанку всех, кого мы сами давно мечтали вывернуть. И низкий поклон тебе за это.


Кстати, о дембелях.

Вы представляете, что такое старослужащий сержант для молодого бойца в армии? У него Фредди Крюгер с Джейсоном нервно курят мятые бычки и чистят туалет зубной щёткой. А что такое старослужащий сержант в учебке? Не буду вас утомлять, дорогие голосяне, но от такого сержанта в панике разбегаются по норам даже Чужие вперемешку с Хищниками.

И вот именно такие три сержанта, вдоволь наизголявшись над личным составом учебки, выходят покурить после отбоя в неположенном месте и вдруг замечают, что старая казарма доверху набита молодыми бойцами и ещё не окучена ими. И нет бы поинтересоваться, что это за солдатики да откуда… Так нет. Закусив удила, врываются три дембеля в студенческую казарму для наведения уставного порядка неуставными методами.

А там всё идет по устоявшемуся графику. Большая часть студентов, намаявшись за день на полевых занятиях, мажет друг друга противокомарными кремами и укладывается спать. Творческая часть коллектива располагается в бытовке, пьёт вечерний чай и не тихонько поёт под гитару.

Дежурный по сборам, мой замкомвзвода, выгоняет из умывальника последних грязнуль и ставит задачу дневальным на уборку туалета и прилегающей к нему территории. А на тумбочке стоит дневальный Рустам с самоучителем английского языка и что-то шепчет себе под нос.


***

Несколько слов про Рустама.

Как-то моему начальнику понадобилось обменять крупную сумму валюты. Он зашёл ко мне в аудиторию и попросил пару сопровождающих студентов покрупнее и помускулистее. Мой замкомвзвода предложил:

— Зачем вам помускулистее? Вон возьмите одного Рустама. Его с головой хватит для таких целей.

Мы с начальником уставились на щуплого паренька по имени Рустам с короткой спортивной стрижкой и колючим взглядом. Улыбнулись и всё же выбрали помускулистее и покрупнее.

Когда начальник вышел, я обратился к замкомвзвода:

— Ты так больше не шути. Начальник не весь юмор понимает.

— А я и не шутил, — ответил он. — Рустам — многократный чемпион города и области по кикбоксингу. Лупит так, что с ним даже на тренировках в спарринге никто не хочет работать.

Я ещё раз глянул на Рустама. И на этот раз он уже не показался мне таким щуплым и беспомощным.


***

— Что за борзота? – орёт здоровенный сержант и прёт на Рустама прямо с порога. — Почему дедушка не слышит команды «Смирно!»? Ну-ка, рота, подъём, строиться в коридоре!

Рустам мельком глянул на дедушку-сержанта, полистал самоучитель и на чистом английском языке с татарским акцентом сказал:

— Гет эвей фром хиер!

— Чё-чё-чё??! — проревел ошалевший от такой наглости сержант и протянул свои руки к Рустаму.

В это время из умывальника вышел замкомвзвода и спросил:

— Вы чё шумите? Люди спят уже.

Внешний вид замкомвзвода чуточку осадил нижнетагильских сержантов. Но ненадолго. Они просто никогда не видели его в спортзале, где тот в одном подходе жмёт от груди штангу весом 160 кг четыре раза. Поэтому сержанты продолжили настаивать на своём.

— Поднимай роту! Построение!!! А этого молодого, — он указал на Рустама, — я лично тренировать буду!

В бытовке затихли гитары, и творческая интеллигенция сборов выплыла в коридор в полном составе.

— Не надо никого тренировать, — замкомзвода попытался мирно уладить ситуацию. — Идите в свою казарму.

— Нет, надо! Надо! — запричитала интеллигенция с гитарой, предвкушая пышный спектакль. — Пусть потренирует Рустама! Он очень плохой мальчик!

— Да, пусть потренирует меня, — вмешался Рустам. — Я не против.

Вся толпа вывалила на спортгородок. Рустам, у которого давно не было спаррингов, настаивал, чтобы его «тренировали» одновременно все три сержанта. Но замкомвзвода выставил против него только двоих самых крупных, а третьего оставил возле себя.

— Тебе ещё туалет, умывальник и коридор мыть. Силы экономь, — мотивировал он своё решение.

Когда секунд через пятнадцать оба сержанта сидели в опилках с расквашенными носами и что-то невнятно бормотали себе под нос, замкомвзвода приподнял за шкирку третьего сержанта и спросил:

— Будешь мстить за своих друзей?

Тот отрицательно завертел башкой.

— Вот и ладушки. Тогда всё. Быстро разбежались по своим казармам!

Бренькнула гитара, и под песню «Идёт солдат по городу…» творческая интеллигенция во главе с Рустамом направилась в казарму.


***

Через несколько дней я встретил Рустама в солдатской чайной за столом с тремя сержантами. Те угощали его сгущёнкой с печеньками и дружески хлопали по плечу.

Я спросил у замкомвзвода:

— Что, у Рустама новые друзья?

— Ну как друзья. Скорее, уже не враги, — ответил он.

«Ну чем не история для следующего «Брата»? — подумал я. — Только теперь в качестве приквела».


Нижний Тагил, 1998 год

Подготовлено в рамках конкурса «Героические 90-е»




Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь


Text.ru - 100.00%

group-vk.png group-fb.png



Торговая платформа Pokupo.ru

vox-populiгерои90хжизньконкурспрозатворчествоpoesieпоэзия-голоса
215
142.772 GOLOS
0
В избранное
Поэзия Голоса
Поддержка авторов на Голосе
215
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (11)
Сортировать по:
Сначала старые