«Премьера Голоса»: Повесть Яна Бадевского «Око Юпитера» (часть 1-я)

8 месяцев назад
82 в vox-populi

Oko.jpg
Дизайн @konti

Автор: Ян Бадевский, @zaebooka

Люди привыкли искать в повседневных вещах проявления божественного, верить в некую могучую силу, повелевающую мирами. А вдруг эта сила действительно существует? И однажды её око развернётся в нашу сторону...

Предисловие

2150 год. Солнечная система освоена и разделена на конкурирующие фракции. Общее руководство колониями, как и прежде, осуществляет Земля, но власть материнской планеты слабеет. Внутри Системы независимую политику пытаются вести крупные корпорации и орбитальные полисы. Наибольшее влияние аккумулируется на лунах Юпитера, добывающих и перерабатывающих львиную долю ресурсов.

Наиболее ценным ресурсом в мире будущего оказался водород. Дело в том, что это сырьё необходимо для термоядерного синтеза в корабельных двигателях. На Юпитере водорода очень много — его добывают специальные станции, дрейфующие в атмосфере газового гиганта. А ещё тут добывается уникальный металлический водород, постепенно вытесняющий устаревшие топливные элементы. За контроль над станциями борются различные правящие структуры, но договариваться с местными профсоюзами нелегко.

Ингвар Фальк — агент, ведущий расследование странных событий, имевших место на Юпитере. Некая сила меняет планету, управляет местными формами жизни и вступает в контакт с людьми. Те, кто успел пообщаться с могучим разумом, необратимо изменились...


Европа. Полис Арктида. 14.09.2150

Под ногами агента Фалька простиралась бездна. Он задумчиво наблюдал за неповоротливым чудовищем, поднявшимся к ледяной корке в поисках добычи. Помесь мегалодона с каким-то местным организмом, выросшим в тысячелетней глубинной тьме. Наносветлячки облепили существо и вросшие в толщу океана клинки льда. Призрачное свечение позволяло наблюдать за происходящим внизу. До определённых границ, разумеется. Дальше — мрак и царство европейской фауны. Ещё более страшной, чем то, что вывели арктические генетики.

Агент напрягся, когда исполин проплыл мимо.

Мегалодоны вымерли давно — от них остались разве что зубы, разбросанные по дну земных океанов. Там чудовище вполне могло бы перекусить средних размеров яхту или рыбацкую шхуну. Там — это в восьмистах миллионах километрах от приёмной, в которой стоял Фальк. На дне колодца, в который ему вряд ли позволят спуститься.

— Как вас представить?

Фальк отвлёкся от созерцания глубин.

К нему шла красивая девушка с вьющимися каштановыми волосами. Строгое платье, деловой стиль.

Секретарь, догадался Фальк.

Девушка двигалась уверенно, не обращая внимания на существо, готовое её сожрать. Дважды мегалодон пытался пробить незримую преграду, отделявшую его от людей. Тщетно — силовые поля выдерживали и более серьёзные нагрузки.

— Ингвар Фальк, — представился агент. — Сотрудник Департамента Безопасности Земли.

Лицо девушки не изменилось.

— Вам придётся подождать. Директор занят медитацией перед важной встречей.

— Поверьте, — улыбнулся Фальк, — самая важная встреча у господина Гранского состоится сейчас. Я ждал достаточно долго.

Агент двинулся вперёд.

Выражение холодного безразличия на лице девушки сменилось замешательством.

— Послушайте…

Он не стал слушать.

Расследование не терпело отлагательств. Множились странности, и эти странности требовали повышенного внимания.

Земля хотела получить объяснения.

Ингвару Фальку нравились цивилизованные миры. Колонии, отгородившиеся технологичными заборами от враждебного космоса. Взять, например, Арктиду. Один из нескольких городов-государств, врубившихся в толщу европейской ледяной коры, неподалёку от крупного гидроразрыва. Человеку в таких местах жить нельзя. Слабая гравитация, высокий радиационный фон, отсутствие атмосферы, пригодной для дыхания… Но вот появляются люди и строят Арктиду. Город в ледяной коре с нижней границей, упирающейся в океан. Устанавливаются гравитаторы, позволяющие создать в пределах поселения земную силу тяжести. Активируются поля, защищающие колонистов от глубоководной мерзости. Выставляются противорадиационные щиты. Цементируются трещины, разрывы и микроповреждения ледяного панциря.

И вот он, агент ДБЗ, шагает по роскошной приёмной одного из богатейших людей Солнечной системы. Внизу — подсвеченный аквариум, превышающий размерами все земные океаны вместе взятые. Справа, слева и над головой — пещерный свод, облицованный мрамором. Стилизация под мавзолей античного царя. Уровень освещения меняется постепенно. С каждым шагом.

Фальк приблизился к резной деревянной двери. За этой условной преградой сейчас находился Леонид Гранский, генеральный директор концерна «Акваториум». Фактический правитель Арктиды. Самый влиятельный человек на лунах Юпитера.

Взявшись за бронзовую дверную ручку, Фальк улыбнулся. Представил сухощавого геронтократа Гранского в позе лотоса. Должна быть веская причина, чтобы прерывать ежедневный ритуал директора.

Причина имела место.

Фальк вошёл в кабинет.

Леонид Гранский действительно сидел на полу в позе лотоса. Комната, в которой оказался агент, разительно контрастировала с приёмной. Ничего лишнего. Скромные размеры. Минимализм и спартанский дух. Простенький стол, пара кресел. Настоящих кожаных кресел, а не тех, что выращиваются по мысленному приказу из пола. Кстати, на полу лежал ворсистый белый ковёр. Прозрачность была выставлена на ноль.

Директор открыл глаза.

Вряд ли кто-то смог бы заподозрить, что возраст этого человека перевалил за полуторавековую отметку. И что последние сорок лет Гранский безраздельно правит огромным полисом, контролирующим поставки твёрдого водорода во все уголки Системы.

Сидящий на полу человек посмотрел на гостя. Фальк уловил в зрачках директора тот эфемерный момент перехода, когда выключенный из реальности человек встраивается в информационные потоки и начинает повелевать умными вещами. Зрачки расширились и сузились. Умиротворение схлынуло.

Собранность.

Леонид Гранский был олицетворением этого понятия.

— Ингвар Фальк, — ухмыльнулся собеседник. — Не любите ждать, да? Чувствуете силу Земли за плечами?

Плохо прикрытая насмешка.

Да, вы пока управляете колониальными владениями. Да, у вас есть мощный флот для подавления мятежей. Но ваши корабли летают на металлическом водороде. Поэтому ваше время уходит. Вот что хотел сказать генеральный директор «Акваториума». Хотя он, наверное, понимал, что всё гораздо сложнее. Колонии пока ещё нуждаются в общей координации действий, гарантиях стабильности и земных технологиях. А нувориши-геронтократы любят отдыхать на средиземноморских курортах. И хранить сбережения в швейцарских банках.

Впрочем, агент Фальк не собирался вступать в словесную пикировку.

Он пришёл с миром.

— Здравствуйте, директор, — сухо произнёс Фальк. — Прошу извинить меня за вторжение, но вопрос срочный. Полагаю, мы сможем достичь компромисса.

Гранский выпрямился. Он был на голову ниже агента и, казалось, целиком состоял из мышечных жгутов — тонких, но функциональных. Фальк успел выяснить, что директор не пользовался имплантами и приращениями, но регулярно обращался к биоскульпторам и проходил через омолаживающие процедуры. Поговаривали, что директор сделал слепок своего разума, который хранится в квантовой среде, не подключённой к сетевым портам.

— Я слушаю, — Гранский уже сидел за рабочим столом. Непроницаемая панорамная стена, перед которой стоял Фальк, изменилась. Теперь оттуда выпирал бок Юпитера, вписанный в космическое ничто. Прямо на агента таращилось Большое Красное Пятно. Вихрь, столетиями поглощавший мелкие ураганы, лениво перемешивал рыжие слои.

Фальк уселся в кресло напротив.

— Меня уполномочили вести расследование, — начал он, — затрагивающее проблему… седьмой станции.

— До вас дошло, — вздохнул Гранский.

— Конечно, дошло. Одна из шестидесяти водородных станций отказывается продолжать поставки по религиозным соображениям. У них тут… как бы это лучше выразиться… некий культ. Поклонение Юпитеру, если я правильно понял. Попахивает греческой мифологией.

Директор покачал головой:

— Мифология тут ни при чём. А Юпитер — римский аналог Зевса.

— Вам виднее, — пожал плечами Фальк. — Я успел лишь частично ознакомиться с материалами. Меня отправили на задание прямо с Титана.

— Это ваше тело? — внезапно поинтересовался директор.

Фальк в упор посмотрел на собеседника.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, вы же фрик, — ухмыльнулся Гранский. — Не обязательно было прибывать в Арктиду лично.

Здорово, подумал агент Фальк. Ты сейчас сидишь за этим столом, ведёшь со мной разговор и параллельно висишь на внутренних каналах службы безопасности. И эти ребята роют на меня досье. Нагло, ничего не стесняясь. Уважение к ДБЗ сходит на нет.

Казалось, собеседник прочёл его мысли.

— Бросьте, Ингвар, — Гранский умиротворённо откинулся в кресле. — Мы не ломаем секретные досье. Сведения о ваших модификациях лежат в открытом доступе.

Тоже верно.

Фриками называли фрилансеров-киберпатов, способных покидать своё тело и путешествовать по межпланетному виртуальному пространству через ретрансляторы. Чтобы выполнять задачи более эффективно, фрики вселялись в биороботов, мало чем отличавшихся от людей. Этих роботов, не имевших сознания, агенты ДБЗ пренебрежительно называли заготовками. Конечно же, существовали тайные квартиры, гостиничные номера и «офисы» на разных планетах и орбитальных станциях — там и хранились заготовки. Эти точки доступа всегда были подрублены к Сети. Фрик мог прыгнуть с Япета на Меркурий, превратившись в набор символов, зашифрованный сложнейшей кодировкой. Такой бросок занял бы несколько часов. Совершая постоянные перемещения, отвыкаешь от кораблей…

Не в этот раз.

Гранский внимательно следил за лицом агента.

— Нет?

Ингвар сосредоточился. У него возникло чувство общения с акулой. Словно мегалодон прорвался через силовые поля и принял облик старика с молодым лицом.

— Руководство настаивало на личном присутствии, — процедил Фальк. — Поэтому я намереваюсь некоторое время провести на Европе.

— Тут будет ваш штаб, — ухмыльнулся Гранский.

— Вроде того. И я рассчитываю…

— …на содействие, — закончил чужую мысль директор.

— Да.

На несколько секунд повисло молчание.

— Есть два момента, — наконец, Гранский решил приступить к переговорам. — С одной стороны, мои интересы всё чаще расходятся с вашими. Юпитер и его луны мечтают о самостоятельности.

— Это не секрет, — кивнул Фальк.

— С другой стороны, — продолжил хозяин кабинета, — ситуация мне тоже не нравится. Думаю, вам известно, что металлический водород вообще не поступает с седьмой станции. Даже на Европу.

— Известно.

— Сегодня одна станция, — резонно заметил Гранский, — завтра другая. Если культ понравится лидерам профсоюзов…

— Масштабное эмбарго, — улыбнулся агент. — И крах всей вашей империи.

Они впились друг в друга взглядами.

Друзья поневоле.

— Я не люблю работать с вашей структурой, — театрально вздохнул директор. — Но…

— …вам придётся, — закончил Фальк.

Один-один.

Гранский нахмурился.

— Полное содействие, — заговорил агент Фальк. — Доступ к любой информации, касающейся предмета расследования. Квартира с бесперебойным доступом к Сети. Дополнительная защита для моего канала. Организация встреч с людьми, которые мне понадобятся.

— Взамен?

— Я буду информировать вас о ходе расследования.

Леонид Гранский хитро улыбнулся:

— И вы не решите утаивать от концерна кое-что по мелочи, так ведь? Какую-нибудь ерунду вроде масштабного заговора религиозных фанатиков, с которыми Земля вдруг решит договориться? В обход этого кабинета?

Агент Фальк промолчал.

— Не решите, — продолжил директор, — потому что я могу об этом узнать, несмотря на все фокусы ДБЗ. И если узнаю…

В этот момент в голосе директора прорезалась сталь.

— И если узнаю, ты будешь первым, Фальк, кого я скормлю своим псам, что плавают в глубине.

На этом их разговор закончился.

Покинув кабинет властителя Арктиды, Ингвар Фальк вновь очутился в мраморной пещере с прозрачным полом.

Внизу маячила исполинская тень.


Продолжение читайте в четверг 11 января


Редактор: @amidabudda


Text.ru - 100.00%

Полезная информация

Воспользуйтесь платформой Pokupo.ru для монетизации творчества. Без абонентской платы и скрытых платежей, взимается только комиссия с оборота. При обороте до 30 тысяч рублей можете работать вообще без комиссии. 

С Pokupo начинать бизнес легко! 

По всем вопросам — к @ivelon. Или в телеграм-чат сообщества Pokupo.


30 second exposure30 second exposure


Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты.
Голосующие читатели также получают вознаграждение за свой голос.
Порядок сортировки:  Популярное
72
  ·  8 месяцев назад

Ваш пост поддержали следующие Инвесторы Сообщества "Добрый кит":
t3ran13, xroni, one, gromkirill, vik, genyakuc, arhangel, graff0x, oksi-m, polojayigor, amidabudda, kr-alexey, olka, sinilga, risha
Поэтому я тоже проголосовал за него!

Узнать подробности о сообществе можно тут:
Разрешите представиться - Кит Добрый
Правила
Инструкция по внесению Инвестиционного взноса
Вы тоже можете стать Инвестором и поддержать проект!!!


Если Вы хотите отказаться от поддержки Доброго Кита, то ответьте на этот комментарий командой "!нехочу"


dobryj.kit теперь стал Делегатом! Ваш голос важен для всего сообщества!!!
Поддержите нас: