«Премьера Голоса». Исторический детектив Юрия Москаленко «Адмиралы» (часть 26-я)


Обложка @konti

Автор: Юрий Москаленко @biorad


Продолжение. Часть 1-я, часть 2-я, часть 3-я, часть 4-я, часть 5-я, часть 6-я, часть 7-я, часть 8-я, часть 9-я, часть 10-я, часть 11-я, часть 12-я, часть 13-я, часть 14-я, часть 15-я, часть 16-я, часть 17-я, часть 18-я, часть 19-я, часть 20-я, часть 21-я, часть 22-я, часть 23-я, часть 24-я, часть 25-я


Адмиралы. Книга вторая. Тайна адмирала Сенявина

Часть 26-я


Лев Моисеевич задумался. Набор общеизвестных фактов начинал его напрягать. И ему вдруг в голову пришло маленькое воспоминание.

В Одессе тогда стояла несусветная жара. И влажность, которая покрывала бумажные салфетки так густо, что они скользили по лбу, ничего не впитывая.

Маленький Лёва пришёл к бабушке, потому что мама сказала:

— Шёл бы ты к бабушке. Нет никаких сил варить суп…

Бабушка Двойра черепахой поползла в кухню. Крутилась возле плиты, очень тяжело вздыхая.

Внучек не выдержал:

— Бабуля, чего ты так вздыхаешь?!

— Лёвчик, — подтянулась к двери голова бабушки Двойры. — Я не вздыхаю, я так дышу…

А через час из кухни раздался слабый голос.

— Лёвушка, иди есть суп…

— Из чего, бабушка?

— Из моих последних сил…

Либерзон собрал в кулак все свои последние силы, и тут же ему в глаза, как заяц под колёса, бросилась спасительная фраза — посланник.

Лев Моисеевич улыбнулся, подошёл к объёмному шкафу, который примостился у стены. Открыл картотеку, достал карточку с фамилией Сенявин, прорысил к противоположной стене, взял гроссбух — объёмную книгу в тёмно-коричневом переплёте, долистал до нужной страницы.

Конечно, как у шефа разведки, у него были свои шкафы для скелетов. В эти «памятники» советского мебельного искусства были погружены самые различные истории, факты, домыслы.

Он легко бы мог черпать из этого кладезя знаний. Но всегда тешил себя мыслью: вот сейчас откроется дверь, а на пороге появится человек, который сможет со временем заменить его самого. И для этого нужно совсем немного — аналитический аппарат вместо мозга, умение остро реагировать на самую неожиданную ситуацию, способность взять на себя ответственность и мелко-мелко ходить, чтобы не наступить на сонные артерии своих подчинённых. Ведь генерал без войска, что ведро без дна…

Либерзон улыбнулся. Зачем подчинённым знать о содержимом шкафа? Глядишь, и сумеют выловить рыбку на стремнине — на перекате выгребать голавля под жабры даже как-то неинтересно. Лучше уж бычка вилкой под камнем на реке Пшиш подстеречь. Мимикрируют на срезе воды и камня, заразы…

Но прочь лирику!

Вчитался Лев Моисеевич только в один эпизод из жизни адмирала. Зачем ему целая жизнь? Умел шеф отделять вилки от макаронин.

Ох и не прост был в жизни Дмитрий Николаевич!

Почесал за ухом Либерзон после прочтения. Выходило всё очень презабавно…

В сражении при Фидониси в июле 1788 года контр-адмирал Марко Войнович подал прошение о наградах для всех своих командиров кораблей. И только одна фамилия стояла особняком — Сенявин. Он был тогда флаг-капитаном. И, судя по всему, заменил адмирала в самый ответственный момент, когда исход сражения трудно было предсказать.

Предчувствуя новую «звезду» на китель после гибели турецкой эскадры (спустя несколько месяцев он-таки получил орден Святого Георгия I степени), светлейший князь генерал-фельдмаршал Григорий Потёмкин-Таврический вызвал к себе Войновича и спросил прямо:

— Кого отправим к государыне с благой вестью? Надо бы стройного, шустрого, красивого. Как там у тебя? Имеются такие?

— Как не иметься. Возьмём хотя бы капитан-лейтенанта Сенявина…

— Что за фрукт?

— Из молодых да ранний. Именно ему я поручил возглавить авангард. Справился. И турок заставил преждевременно раскрыть карты, и сохранил корабли.

— Справится? Ведь нужен молодец, который понравится царице…

— Немногословен, но статен, — охарактеризовал подчинённого Марко Войнович. — Не подведёт…

— И всё равно нужно подстраховаться, — улыбнулся бывалый царедворец. — Давай-ка я испрошу светлейшего распоряжения о назначении его своим генерал-адъютантом. Это заинтересует императрицу. Присмотрится повнимательнее…

Как в воду глядел.

Екатерина Вторая всегда любила, когда статные красавцы «ели» её глазами. Но посланник с Чёрного моря, казалось, и не думал этого делать. Он не расшаркивался, не суетился, стоял, словно утёс, ни на что не реагируя.

Реагировать было на что! Возле него, словно мелкие ялики по заливу, крутились фрейлины, отроковицы древних дворянских родов, в самом соку, едва-едва 14 исполнилось. А он подающий надежды 24-летний стройный морской офицер. А ведь был, чертяка, к тому времени холостой и пусть сдержанно, но мог улыбаться самым красивым.

Екатерине он понравился. Одарила она его весьма щедро. Не без намёка светлейшему князю Потёмкину-Таврическому — табакерка, усыпанная алмазами. Не маленькая, если учесть, что в неё вместилось 200 золотых червонцев.

Григорий Александрович отреагировал весьма ревниво — промариновав Дмитрия Николаевича в звании капитан-лейтенанта почти три года, хотя тот мог стать капитаном второго ранга в том же 1788 году.

«Энциклопедия» Льва Моисеевича резко отличалась от тех, которые издавались и переиздавались, что называется, в «классическом варианте». На последней страничке рассказа о том или ином историческом деятеле был приклеен небольшой конвертик, в который вкладывалась бумажка с информацией для размышления.

Лев Моисеевич запустил тонкие пальцы в конверт и выудил небольшой листок папиросной бумаги. Остро очинённым карандашом там был изложен небольшой отчётик.

Вернее, не один, чуть ниже красовалась приписка, сделанная более размашистым почерком.

— Любопытно, — произнёс шеф и от предвкушения интересной истории плеснул себе несколько «капель» коньяка.

Потом вооружился лупой и прочитал.

«Я, тайный агент N, получил задание проследить за маршрутом передвижения капитан-лейтенанта S. Пока он находился на торжественном приёме, я терпеливо ожидал его за каменной тумбой.

Он вышел один. Но вслед за дамой. Кто она — я не знаю, кажется, видел её впервые. Но могу сказать, что это — женщина из высшего общества. Стройная осанка, высокий подбородок, несуетливые движения.

Она взмахнула рукой, словно показывая направление последующего движения.

Бравый офицер едва заметно кивнул…

Мне ничего не оставалось делать, как отправиться за ними.

Возможно, кто-то из них был опытным конспиратором.

Я вначале привычно отсчитывал кварталы и повороты налево-направо. Но когда спустя четверть часа мы вернулись на площадь, где уже раньше были — я просто сбился со счёту.

Куда мы приехали — сказать не могу. То ли Фили, то ли Замоскворечье.

Домик, возле которого становился капитан-лейтенант, ничем не отличался от тех, что находились рядом.

Он даже не стучался в калитку — она оказалась открытой.

Когда я подъехал — в доме было относительно темно. Но я сразу представил, что свечи не могут разгореться в эти две-три минуты. А вот через пять минут в доме станет светлее.

Я не ошибся.

Ещё через три минуты всё было светло.

Но недолго, потому что свечи вдруг загасили…

Тайное свидание? Любовь? Жадные поцелуи нежных девичьих плеч?

Всё могло быть.

Я на всякий случай остался в засаде…



Продолжение следует...



Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь


Text.ru - 100.00%

group-vk.png group-fb.png



Торговая платформа Pokupo.ru


30 second exposure


vox-populipoesieпоэзия-голосапрозатворчество
222
304.530 GOLOS
0
В избранное
Поэзия Голоса
Поддержка авторов на Голосе
222
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые