[Проза] Final Fantasy. Сны прошлого.(Часть 2/3)

Автор: @yan.andy
Редактор: @nikro

Продолжаем публиковать первую главу книги "Сны прошлого" пользователя @yan.andy.
Как и в прошлый раз я возьму на себя смелость прояснить один из терминов, необходимых для более полного понимания истории.

Стражи. В мире Final Fantasy 8 - это сверхъестественные существа, способные сосуществовать с человеком как симбионты, располагаясь внутри разума носителя и в нужный момент приходя ему на помощь. Носитель может отдать приказ - и Страж материализуется в физическом мире, сражаясь на стороне хозяина.
@nikro

Уютно так – лежать, собирать мысли. Под лёгкий шёпот ветра и тонкое пение птиц. Вслушиваться в знакомый голос. Вспоминать.

— Как ты себя чувствуешь?

— Лоб болит, — ответил я, попытался дотронуться: пальцы коснулись повязки на голове. Открыл глаза. Женщина в белом халате смотрела насмешливо. Я оглядел помещение, отыскивая второго говорящего, взгляд натыкался лишь на белоснежные стены. Пригрезилось, что ли? — В соседней палате никто не умирает?

— Шутить пытаешься, — уже без улыбки ответила врач, поводила перед моим лицом неврологическим молоточком. — Похоже, обошлось. Жить и видеть будешь. Как зовут?

Не помню, чтобы по собственной воле обращался к врачу, и сейчас удивился, что спрашивают имя.

— Сквалл.

— Ты бы аккуратнее на тренировках, а, Сквалл? — врач покачала головой. — Повезло, что вы друг друга не поубивали, но если это не послужит уроком, я всерьёз решу, что мозгов вы уже лишились.

Тренировка, как же. Да за такую тренировку грозящий минимум – позорное отчисление из академии.

— Скажите это Сейферу.

Врач вздохнула:

— Не слушает он никого. Не обращал бы ты внимания на его выходки.

— Развернуться и просто уйти? — мрачно отозвался. Подобный расклад мне не нравился. Все друзья Сейфера сочтут поступок слабостью, и впоследствии на каждом углу будут смаковать мое бегство.

— Крутым как он хочешь выглядеть, я права?

Отговаривать не стану. Только знай: сегодня Сейфер доставил тебя в лазарет. Завтра – может запросто добить, скажет, что так и было. Он парень неплохой, но тебе с ним лучше не связываться.

Совет звучал мягко, даже слишком. Врач направилась к картотеке, извлекла документы из ящичка, задумчиво пересмотрела записи. А ведь может и у меня спросить, за кем закреплена наша группа, но тратит время, ищет бумаги. Бормочет: «посмотрим-посмотрим, кто у вас преподает». Наконец нужная карточка в руках.

— Квистис? Неужели? Не повезло девочке – сложная группа досталась. Сейчас её вызову. Жди.

Врач покинула палату, в приоткрытую дверь я видел лишь часть стола с телефоном на нем и руку в белом халате, набирающую номер. И слышал слова врача:

— Квистис, можешь подойти. Да, очнулся. Ранение лёгкое. Ммм... Сейфер в руки не даётся – разве сама не знаешь? Верно, код замка прежний. Я в следующем отделении буду, а ты проходи, ладно?

С лёгким щелчком трубка аппарата легла на место. Врач ушла.

Я откинулся на подушку. Сейчас меня преподаватель отсчитает, любит она цепляться по малейшему поводу. Возникший сквозняк растрепал шторы, раздул белым парусом занавеску, завлек посмотреть в сторону открывшейся двери. Устало кивнув врачу, из соседнего отделения вышла девушка со стопкой белья, направилась мимо моей палаты. Остановилась у двери, заглянула, робко улыбнулась. Неосознанно я смотрел на её руки – белые, они казались такими холодными.

— Сквалл, вот мы снова встретились. Не думала, что это произойдёт здесь.

Её взгляд, улыбка, голос – всё родное и близкое сердцу, словно я всю жизнь её знал.

Девушка опустила голову и двинулась прочь. Оборвались невидимые нити между нами: тихий треск до предела натянутой ткани, тонкими паутинками оседают ослабленные временем нитки. И снова – боль, захотелось кричать «подожди!», хотелось снова видеть и слышать её.

В главных дверях отделения появилась Квистис Трип. Лёгкость и плавность её походки не способна отягчить даже военная обувь. Это всегда приводило в замешательство половину нашего класса, когда преподаватель почти бесшумно по-кошачьи возникала в дверях, прижимая к груди гору книг.

Квистис вздохнула, останавливаясь в нерешительности у койки; я ощутил неловкость от того, что лежу как безнадежно больной.

— Я знала, что когда-нибудь вы с Сейфером докатитесь до подобного.

Вечно она всё знает. Но я в порядке. И я, и Сейфер живы и практически здоровы. К чему такие волнения?

Преподаватель покачала головой, складывая руки на груди. Теперь она действительно убедилась, что доктор права, и ничего страшного со мной не произошло. Иначе как объяснить проявившуюся в её голосе иронию.

— Ну, что ждёшь? Замечания в журнал? Поднимайся – и вперёд. Сегодня полевой экзамен.

Вот и славно. Пусть она преподавателем и остаётся. Ей должно бы уже надоесть все эти годы вмешиваться, разнимая нас с Сейфером.

— Ещё одна такая выходка – и вас ждёт отчисление, — тихо проговорила преподаватель, едва мы вышли из лазарета. — Ты учишься в военной академии, пора бы уже забросить ребячество. Или вы с Сейфером считаете, что я пожизненно буду прикрывать вас? Почему молчишь? Ничего не хочешь сказать на это? Или спросить?

— Вряд ли, — угрюмо отозвался. И без того знаю, чем подобные выходки могут обернуться.

После консультаций выпускные группы должны направиться на полевой экзамен. В последний месяц тревога усиливалась, но вопросов к Квистис так и не возникло. А теперь нередко накатывали подозрения, что Квистис хочет добиться моей зависимости от неё и считает, что имеет на это полное право. Может она просто боится потерять первых вверенных ей учащихся, ведь после экзаменов мы перестанем быть ими.

— Вряд ли, — повторила Квистис и засмеялась. Пусть тихо, но ничего доброго в этом я не видел.

— Что смешного? — Мы шли по коридору, я резко остановился. Если ей так хочется, пусть идёт дальше и веселится, но чтобы никто не видел, что причина её насмешек я.

— Смешного? Нет-нет, не в этом дело, — встревожено отозвалась Квистис, явно осознавая, что задела мою гордость. — Просто я счастлива, что начинаю немного понимать своего ученика.

— Я более сложен, чем тебе кажется.

Не знаю, что она там надумала. Но мой ответ не посчитала поводом для завершения бессмысленного разговора.

— Так расскажи мне. Что поссорило вас в этот раз?

— Квистис тоже остановилась и проницательно посмотрела на меня.

— Это не твоё... — я умолк. Как ни крути, а Трип – моя преподаватель.

— Дело, — договорила она и вновь рассмеялась.

Я прибавил шагу и успел заскочить в лифт. Двери сомкнулись, лифт двинулся на этаж с учебными помещениями. Хорошо, что не придется входить в классную комнату вместе с Квистис на глазах девяти моих сокурсников.

Не обращая внимания на Сейфера, сидевшего за соседней партой, прошел к своему столу и посвятил весь интерес рабочему компьютеру. Но не заметить рану на его лбу, оставленную моим ганблейдом, невозможно. Плохо лишь то, что другие увидели мой перевязанный лоб, а уж фантазия подскажет им и остальное.

— Доброе утро, класс, — на пороге появилась Квистис, прошла к своему месту у доски, улыбаясь. — Начнём с расписания. Со вчерашнего дня все ваши разговоры ведутся о последних испытаниях. Да, заключительный экзамен для кандидатов в SeeD начнётся сегодня днём. Отстраненные от участия и те, кто добровольно отказался, останьтесь в классе для дальнейших указаний. Участники полевого экзамена пока свободны. Встреча в зале в четырнадцать часов. Я буду распределять по командам. Вопросы есть?

Вопросов не возникло, преподаватель продолжала:

— И специально для Сейфера Альмаси.

Теперь все взглянули на него и наверняка поняли, что мы подрались. Что же ты делаешь, Квистис? Отсчитывать нас при всём классе как детей малых – не очень удачная затея. В дальнейшем такое забыть и простить непросто.

— Не порань своего партнёра во время последующих тренировок. А тем более на экзамене. Отныне веди себя осмотрительно, — жёстко произнесла она.

Тренировка, значит, не вышедшая из-под контроля драка? Достаточно удобно. И нас с Сейфером не отчислят, и карьера Квистис не разлетится вдребезги. Да и для сплетен меньше оснований.

Действительно, о чём мы думали, тайно устроив поединок?

Сейфер резко выпрямился, опустил руки на край стола. В притихшем классе звук ударившихся о столешницу ладоней отчетливо слышен. Я в его сторону не смотрел и не собираюсь, но хорошо представлял, как он, не мигая, глядит на Трип.

— Участники полевого экзамена, мы все увидимся позже. И, Сквалл. Останься на консультации.

Я смотрел на панель своего стола, ожидая, пока все разойдутся. Неловко, когда преподаватель обращается по имени только к одному учащемуся. Да и что ей ещё от меня нужно?

Квистис дала наставления последнему студенту, с явно излишними вопросами осаждавшему ее у стола, и посмотрела в мою сторону. Я молчал, хмуро провожая взглядом сокурсника, который не особо спешил покинуть классную комнату. Подошел.

— Ты не был в пещере огня. Я не дам разрешение на прохождение экзамена, если не пройдёшь это испытание.

Точно ведь. Сегодня утром собирался, но события завертелись иным узлом. А Квистис внимательно смотрела на меня. Хмыкнула:

— Уважительная причина всё же была?

— Нет.

— Тогда готовься. Но для начала... — Квистис повысила голос, выводя меня из состояния задумчивости, — пересмотри свои задания в обучающей программе компьютера, наверняка еще что позабыл. Через час жду тебя у парадного входа.

Пересмотреть? Чего я там не видел? Приближались каникулы – время, когда меньше всего хочется учиться и готовиться к последним экзаменам. Повторять всё то, что и так уже знаешь, неохота, а штудировать в своё время не выученное смысла нет, когда основная гора экзаменов за плечами. И тем более в последние дни занятий, когда обсуждение учебных программ превратилось в свободный чат. Любимая тема учащихся теперь вовсе не «Действия по отношению к сдавшемуся в плен неприятелю в районе боевых действий», одно название которой в свое время изрядно повеселило наш класс, а «Праздничные мероприятия и каникулы».

Праздники погружали в тоску. Что касается каникул, я всегда оставался в академии в эти дни. Здесь мой дом.

Мне выбирать особо не приходилось, своих родителей я не знал. С сиротского приюта сразу попал сюда. Двенадцать лет, проведенных здесь – срок немалый. Имей я выбор, всё равно обучался бы здесь. Наверно. В отличие от меня и таких как я, некоторые пришли в военную академию по своей воле. Если они осознанно остановили выбор на этой академии, мне и вовсе грех жаловаться. Раз выучился – стану кем должен. Остался полевой экзамен, последняя преграда на пути к цели. Что будет дальше – задумываться не хотелось. Всё сказанное о нашей академии и выпускниках помню наизусть, но это не те факты, которые могут удовлетворить любопытство.

Серверный компьютер продолжает работать, жму «пуск» на мониторе. Пересматриваю знакомую информацию, пробую отыскать то, что не видел раньше, читать между строк.

[ Принимаются абитуриенты от пяти до пятнадцати лет. ]

Это не то.

[ Требования для выпускников: возраст от пятнадцати до двадцати лет, наличие знаний, практических навыков, разрешение главного мастера.
В двадцать лет независимо от образования все ученики покидают академию. Инструкторы и SeeD могут остаться после завершения обучения, однако статус должен быть достигнут до двадцати лет.
Программа позволяет выпускникам вербоваться в армии всего мира. Выпускники Сада Баламба (условное название SeeD) принимают в свое распоряжение Стражей, потенциал которых на данное время малоизучен. SeeD работают небольшими группами и действуют по всему миру. Их услуги востребованы правительственными органами, физическими и юридическими лицами. Их задачи варьируются от обеспечения военной поддержки до личной охраны. ]

Тревожиться пока рано. Хоть мне почти семнадцать и не сказал бы, что имею планы, но к двадцати закончить обучение смогу. Да что к двадцати, надеюсь, это случится уже в этом году – сегодня.

Несмотря на необычность аббревиатуры SeeD, расшифровка с мёртвого языка Сентры проста: Специальное подразделение Обороны.

Замечаю новое сообщение. Оно от Квистис. Открыв программу, вижу названия двух учебных Стражей, предназначенных для прохождения полевого экзамена. Я знаю, что если стану SeeD, один из них по выбору перейдет в моё личное пользование.

В волнении поднявшись из-за парты, задерживаю дыхание и мысленно протягиваю Шиве руку, чувствую неприятное покалывание в кончиках пальцев и нарастающую головную боль. В глазах темнеет, а я, пытаясь унять головокружение, медленно опускаюсь на стул.

Гайнакс, дуэль проклятая, не выспался из-за неё. Мало того, что забыл о Стражах, так ещё и не готов к их влиянию. Может, на свежем воздухе станет лучше?

Припомнилось первое «взрослое» празднование чьего-то дня рождения, вернее, следующее утро. Я быстро отогнал неприятные воспоминания и, уже не вставая с места, протянул руку к Кетцалькоатлю – экран компьютера зарябил и погас. В аудитории на несколько секунд вырубился свет. Я глубоко вздохнул, снял глупую повязку со лба, поднялся и поплёлся из класса.

Насчёт Стражей разговор отдельный. Скажу сейчас, что это самое дикое и невероятное, чем только владеет наша академия.

(продолжение следует)


Ваше творчество стремится стать бизнесом, а бизнес рвётся в онлайн?
Ищете сервис для создания интернет-магазинов?
Прежде чем выбрать, задумайтесь, как бы вы поступили, если бы все интернет-магазины были стульями?
В этом посте @ivelon отвечает на самый главный вопрос о торговой платформе Pokupo.

vox-populivm-proseпрозарассказpsk
1036
914.584 GOLOS
0
В избранное
proza.voxmens
На Golos с 2018 M01
1036
0
Комментарии (1)
Сортировать по:
Популярности
Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий
Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.