[Проза] День не задался (Часть 1)


Автор: @markvial
Редактор: @nikro

Вы когда-нибудь сталкивались с “эффектом попутчика”?
Когда в поезде или междугороднем автобусе начинаешь разговаривать с незнакомцем, сидящем рядом и рассказывать о жизни то, чем и не с каждым другом сумел бы поделиться. И получается это само собой, как-то слово за слово.
Часто это обычные вещи, про которые не пишут книг, ведь большинство – герои слезливых мелодрам, производственных романов или бытовых хорроров.
Но иногда, истории, услышанные в таких ситуациях, могут удивить гораздо сильнее, чем ты рассчитывал…

День не задался (Часть 1)

Рейс опять отложили на неопределённое время. В который раз – не вспомню. Сбился со счёта, да и устал фиксировать это безобразие. Всё равно за окнами аэропорта– ни снег, ни дождь, ни мороз, ни слякоть: такое взвешенное потустороннее состояние – хоть стой, хоть падай.
Как там у Высоцкого? «…И граждане покорно засыпают»? Задолбался засыпать в этих неудобных деревянных креслах. Бока болят, пятая точка ноет.
Ресторан полупустой. Взял у бармена чай, иду к ближнему столу.
Мужик солидный, крепкий, сидит один. Дорогой пиджак на спине обтягивает выпуклую мускулатуру, воротник сорочки отглаженным ребром врезается в крепкую шею; видно, что ему не в тягость и мешки с цементом ворочать, и кувалдой махать.
Пострижен модно, чёрные волосы ладно на макушке пристроены; виски, правда, проблескивают серебром – не мальчик, значит.

– Не возражаете, если я здесь устроюсь? – Спрашиваю у спины.

Человек оглядывается, мычит нечленораздельное и столовой ложкой тычет на свободный стул, мол, садись, что тут спрашивать.
Обхожу стол, усаживаюсь напротив.
На столе перед мужиком глубокая тарелка. Нет, это скорее маленький фарфоровый тазик, наполненный красной икрой. И всё! Ни хлеба, ни графинчика, ни любых других причиндалов на столе нет; они наедине – мужик и миска с икрой.

Молчу, вопросов не задаю. Наконец, он вытирает рот салфеткой, смачно потягивается, смотрит на меня.
– Вадик! – Протягивает руку. – Будем знакомы?
– Будем, - жму руку, называюсь.
– Ты, я смотрю, ничему не удивляешься, - Вадим достаёт сигарету, прикуривает. – А я вот за последнее время наудивлялся досыта, аж из ушей течёт моё удивление - как может в жизни всё так скрутится к чертям? Чем занимаешься здесь? Постой, не говори, сейчас сам угадаю.
Он придирчивым взглядом, как проститутку на панели, оглядывает меня с ног до головы. Даже под стол заглядывает, в какой я обуви.

– Журналист! Ясное дело - столичная штучка! Приехал о трудовых подвигах разведчиков нефти сказки писать. Угадал?
– Не-а! Даже близко не подошёл.
Вадик обиженно, как ребёнок, поджав губу, гундит: - Ну, тогда сам скажи.
– Бригадир я. Бригадир широкого профиля.
– Это как – широкого?
– А так – есть коллектив работяг, пашут по вызову - где срочно, где тонко и скоро всё грохнется. Так я у них: и папа, и мама, и начальник отдела кадров, и старший прораб, и главбух, и медсестра…
Вадим удивлённо вскидывает брови и протестующе машет руками, прогоняя меня от стола.

– Чудак! Ты не так понял. Я в смысле рану на руке перевязать, аспиринчиком угостить, от желудка настой сварить, ну, и всё такое прочее.
– Медбрат, что ли? – Орёт он на весь зал, обрадованный своей догадке.
– Скорая медицинская помощь.
– А-а-а! Понял! – Вадим берёт ложку, делает ещё три подвода к миске, жуёт икру и с отвращением отталкивает блюдо от себя. - Не лезет, зараза, хоть тресни!
– Ты как Верещагин в кино – без хлеба, без масла…
– Это который «за державу обидно»?
– Он самый! Слушай, может, по соточке для знакомства закажем, - я щёлкаю пальцем по горлу. - Чтобы беседа мягче пошла…
– Не-е-е! Нет, и не уговаривай! Я свою цистерну выпил полностью. Всё, больше ни капли – завязал накрепко!
– Ну, тогда чаю? Хорошего, крепкого и горячего, раз погода просит.
– Это – всегда, пожалуйста, с удовольствием.
Вадим подзывает официанта.
– Слушай, друг! Сделай нам чайничек, но побольше. И чтобы горячий был и настоящий. Принесёшь заваренный веник – на голову вылью. Понял? И чуть не забыл - заварка тройная! Не забудь – тройная!
– Да, и к чаю что-нибудь сообразите, пожалуйста, - вмешиваюсь я. - Но по-мужски, а не как для девочек с мамами.
Официант, покивав, ушел.
– Ну, и почему ты один? Где бригада? - Продолжил разговор Вадим.
– Мужики все на югах, жопы греют. А я задержался с бумагами – пока акты состряпали, пока протоколы подписали… Расчёт надо было полностью получить. В общем, туда-сюда круть-верть – и остался один. А тут и слякоть подоспела…
– Ясно! У тебя хоть ясность какая-то на горизонте просвечивает, а у меня… - Вадим вздыхает, - а у меня полный пи…ец, хоть вешайся на радостях.
Официант принёс чай и снедь.
Вадик откинул салфетку, приподнял крышку чайника, и шумно втянул носом пар.
– Батик, высший сорт, элитный, крупнолистовой. Смотри ты – не обманул!
Он наливает полчашки заварки, аккуратно ложечкой раскручивает чай и выливает обратно в чайник.
– Чтобы вкуснее было,- поясняет свои манипуляции, - чай надо поженить, подождать две-три минуты, а потом только пить. Чай не должен быть обжигающим.
– А ты, какого хрена о дури заговорил? «…вешайся на радостях»? С какого перепугу?
– Тебе рассказать – не поверишь, как в один день всё может на изнанку вывернуться.

(Продолжение следует)

дизайнеры @konti и @orezaku
vox-populivoxmensvm-proseпрозарассказ
166
73.134 GOLOS
0
В избранное
vox.mens
Литературное сообщество
166
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (5)
Сортировать по:
Сначала старые