[Проза] Во время дождя (Часть 2)

Автор: @niita74
Редактор: @nikro

Начало можно найти по ссылке.
Атмосфера сгущается, но главное все еще впереди.
Автор неспешно погружает нас в жизнь главного героя, позволяя проникнуться ей, почувствовать себя на его месте.
Что это за картина? Кто эта женщина, оседлавшая волчицу? И как это связано с прошлым?..

Во время дождя
Часть 2. Одиночество ожидания

4

Дома он заставил себя вскипятить чайник. Насыпал в кружку заварки. С опаской заглянул в кастрюльку с рисовой кашей и проглотил пару ложек.
Остановился на пороге мастерской.

Эскиз он оставит себе. Покажет и оставит. Без вариантов. А вот как быть с картиной? Волчицу отдать легко. А наездницу?..

В дальнем углу, под наброшенной мешковиной, затаилась ведьма с тоскливыми зелеными глазами и волосами черными, как сама ночь. Сестра-близнец оседлавшей волчицу девушки. Это ее приметил на выставке Владлен и хотел приобрести прямо на месте, тотчас, за любую сумму.

Холодное «не продается» его не остановило, а лишь раззадорило. В итоге они сошлись на ином сюжете, но с тем же персонажем. Тогда казалось, что ничего страшного в этом нет. Теперь уверенность понемногу таяла.

На балконе дремал забытый, неловко притулившийся в углу велосипед. Запыленная мумия некоего растения в кадке тихонько шуршала на ветру. Снизу ей вторили невидимые в темноте липы. Обманчиво-уютно светились окна в доме напротив. Остро пахло прелым листом, землей и дождем.

Он долго стоял, задрав голову, вцепившись в мокрые перила. Водяная пыль освежила горящее лицо, сделала влажными руки и футболку.

Забытый в комнате смарт заунывно жужжал, ползая по столу.

– Слушай, а может это все из-за аварии? Может, как мозги растрясло, так они на место и не встали?

На заднем плане гулко ухало, бубнили голоса, смеялись девицы.

– Буз, хватит пить.

– Щас! Мы только начали!

– Ты знаешь, мне надо закончить начатое.

– Знаю. Но, по-моему, ты слишком увлекся. Нет, ну правда, до больницы все было норм, а после… Сначала пропал на две недели, теперь вообще…

– Что вообще?

– На всю голову. Рисуешь, рисуешь, рисуешь… бегаешь еще. В кабак не пришел, пиво не пьешь, с девчонками… ну, про них только скорбно молчать осталось. Про тебя тут спрашивали, кстати. Такая, крашеная под енота.

– Буз.

– Вот мы сейчас с ребятами нажремся как следует и придумаем, как тебя обратно в человека превратить. Виток, вон, советует…

– Буз. Пока.

Сразу после аварии его волновало только одно – целы ли руки. Хотя бы правая. И глаза. Хотя бы один. Чуть позже стало волновать совсем иное.

5

С полчаса он пробовал работать с фоном. Сделал подмалевок, начал прорабатывать… и почти сразу понял, что «не зашло». Тщательно вымыл кисти. Немного подумал и начал одеваться.

На улице окончательно стемнело. Дождь стучал по капюшону, невообразимым образом просачивался за воротник, и очередная футболка делалась все более мокрой. Нужен огонь, тепло, гул голосов, может быть музыка и живые люди. Благодушные, расслабленные выпивкой и общением. Обязательно незнакомые, которым нет до него дела.

Он дошел до соседней улицы, свернул направо, миновал моргающую светодиодами витрину с огромной пенной кружкой и надписью «Воблянка» наискосок. Кабак, неизменно именуемый приятелями «Подлянкой». Где-то там, в недрах, нажирается интеллектуальная элита в лице талантливых программеров и неплохих мужиков, Буза, Тохи и Витка.

Поворот налево, пересечь бульвар, нырнуть в подворотню. Тусклый фонарь над входом, никакой вывески, узкая лесенка вниз. Массивные деревянные балки, дубовые бочки вдоль кирпичных стен. Барная стойка из половины ствола какого-то экзотического, искривленного, небрежно ошкуренного растения. Заведение именуется «Два подвала», и знает о нем далеко не каждый.

Дальний зал с камином, небольшой квадратный стол в углу под низким сводчатым потолком. Свеча под стеклом, теплые отсветы, тихий джаз.

Он почти физически ощущал, как тает стянувшая его корка льда, как расслабляются мышцы. Одно плохо, передышка будет короткой. Как только организм хоть немного придет в себя, его скрутит с новой силой.

Пиво в таком состоянии нельзя. Колу тем более. Он попросил борщ. Ел мелкими порциями, машинально прислушиваясь к разговорам вокруг. Беззвучно постанывая и прикрывая глаза от наслаждения.

Тарелка еще не опустела, а его уже начало забирать. Расплатившись, он вернулся под дождь и побежал, хлюпая по лужам окончательно размокшими кроссовками. Сначала быстро, затем медленнее – давала о себе знать многодневная усталость.

Мимоходом вспомнил, как Челентано в «Укрощении» рубил дрова и криво усмехнулся.
Сквер, проспект, бульвар, отраженные в лужах дома и огни, красный свет, визг тормозов и отборная ругань. Вот только этого еще не хватало!

Кошка, шарахнувшаяся из-под ног. Пьяная, разудалая компания. Выглянувшая ненадолго луна, отблеск воды под мостом. Церковь с крошечным, горящим словно маяк окошком. Центральный парк, полнящийся тенями, ветром, шелестом и запахами…
Разряженный смартфон показывал половину четвертого утра, когда он, наконец, почувствовал, что силы на исходе и повернул к дому.

6

Он все-таки нарвался. Не помогли скорость, темная куртка и бесшумные кроссовки. Трое отклеились от стены в подворотне с классическим «пацанчик, дай прикурить». Не дожидаясь продолжения, он метнулся в сторону, избежал подножки… и поскользнулся. Схлопотал под дых и в челюсть. В глазах потемнело.

То, что гнало его через весь город, не позволило упасть. Тело припомнило школьные драки и пару лет занятий айкидо, включилось почти независимо от разума.

Он продержался минуту или две. Главным образом потому, что в бой вступил лишь один из троих. Вступил, к сожалению, жестко и профессионально. Остальные, озадаченные неуступчивостью жертвы, только комментировали и советовали. Затем к первому присоединился второй, и Дан понял, что шансы на то, что наездница останется недописанной, начинают стремительно расти.

Вариантов намечалось два. Тихо лечь, понадеявшись, что поглумятся, обшмонают, но убивать не станут. Или барахтаться.

Выбрав момент, он шагнул назад. Нож-выкидушка словно сам собой появился из рукава. Свет фонаря скользнул по лезвию.

Установилась нехорошая тишина. Зачинщики конфликта оценили стойку, не профессиональную, но вполне похожую на настоящую.

– Ну, бл…, мужик, ты ваще, - разочарованно протянул тот, кто просил прикурить. – Ну, ты иди себе, иди, отмороженный, кто тебя трогает?

Руки тряслись настолько, что половина бутылочки с перекисью разлилась на пол и в раковину в ванной. Впрочем, на ссадины тоже что-то попало. Кажется.
В спальне он забился под одеяло, включил нотик, долго перебирал фильмы, в итоге запустил «Чужой: Завет» и бездумно уставился в экран. Кто-то кого-то жрал, кто-то от кого-то убегал, кто-то звал на помощь. Помощь так и не пришла.

7

Когда он проснулся, по подоконнику мерно барабанил дождь. Серая хмарь затянула небо насколько хватало глаз. Забытый в кармане куртки смартфон трагически умер несколько часов назад. Часы на тумбочке показывали второй час, время обеда.
Ныли содранные костяшки пальцев и колено, левый глаз плохо открывался, боль в правом боку намекала на сломанное ребро. Зато впервые за много дней он чувствовал себя почти спокойно.

Со страшной силой тянуло работать. Он сварил кофе, отгородился от мира наушниками. Избегая смотреть на свое творение, тщательно подготовил кисти, краски, палитру. Некоторое время стоял закрыв глаза, собираясь с мыслями.

«Ты стоишь у порога в белом плаще
С черных волос на паркет стекает вода
Слишком поздно пытаться
Тебя придумать назад -
Твои тонкие пальцы лежат
На кнопке звонка»

Мазок, еще один. Удачный. Очень. Глаза не изумрудные как у ведьмы. Светло-зеленые, точно болотная трава. В них отражаются ветви деревьев, лесные тени и полумрак. В них читается Судьба.

Слегка устав, он занялся шерстью волчицы, затем проработкой фона. Незаметно начало смеркаться. Только тогда он спохватился, что Буз не звонит уже целые сутки. На всякий случай проверил – ноль пропущенных звонков. Отлично. Ребята как следует отдохнули и занялись делом.

Пощупал бок, поморщился, выглянул в окно. Дождь вроде утих, но не окончательно. Почти сутки он не покидал квартиру. Значит, не уснуть.

Усиливающееся беспокойство гнало прочь от дома, заставляло наращивать темп. Бег выматывал, успокаивал, приводит мысли в порядок. В такую погоду криминал большей частью прячется по квартирам, подъездам, беседкам и кабакам. Вчерашнее невезение – подтверждающее правило исключение. А с Владленом надо что-то решать. Наездницу он теперь точно не получит. Ни за какие деньги.

Домой он вернулся за полночь. Мокрую одежду долой. Душ. Несколько ложек липкой рисовой замазки. Чай. Немного отдыха.

Темнота в мастерской манила и притягивала. Смутные тени, отраженный уличный свет, глубина и тайна. Все сильнее казалось, что та, зеленоглазая, давно покинула холст и притаилась среди запыленных мольбертов, табуреток и рулонов холста. Иллюзия настолько им завладела, что он крадучись прошел на кухню, зажег свечи на столе и холодильнике и тихонько позвал:

– Выходи.
«Так сходят с ума», - подумал равнодушно.

Минута, другая. Переменчивые, живые отсветы, тишина. Никогда, никогда с ним такого не было.

«Никогда и вот опять».

Все-таки он заснул. Прямо на стуле в кухне.

(Продолжение следует)

дизайнеры @konti и @orezaku

 Воспользуйтесь платформой Pokupo.ru для монетизации творчества. Без абонентской платы и скрытых платежей, взимается только комиссия с оборота. При обороте до 30 тысяч рублей можете работать вообще без комиссии. 
С Pokupo начинать бизнес легко! 
По всем вопросам - к @ivelon. Или в телеграм-чат сообщества Pokupo. 

vox-populivoxmensvm-proseпрозарассказ
25%
0
298
230.016 GOLOS
0
В избранное
vox.mens
Литературное сообщество
298
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (4)
Сортировать по:
Сначала старые