[Рассказ] Как И.А. Тонер в Париже очутился.

Автор рассказа: @sibiryak76

Редактор: @Nikro


От редактора:

Любое творчество не появляется само по себе. Любое творчество вдохновляется чем-то. Даже наскальные рисунки были попыткой зафиксировать картинку бегущих по прериям бизонов. 

Мы вдохновляемся тем, что было создано до нас. У любого, даже самого гениального писателя всегда есть тот, кем бы он восхищался. Тот, чьи работы заставили его полюбить литературу и писательское ремесло.

Fun-fiction не новое изобретение и появилось не сегодня и не вчера. Множество людей сгорали от любопытства что происходит с персонажами их любимых произведений за границами каноничных историй. Фантазии на эти темы могут заходить далеко и иногда взрываться целыми потоками фанатского творчества.

Рассказ ниже написал @sibiryak76. И это его фантазия на тему. Дополнение к историческим детективам Валерия Введенского. Кусочек пазла, мостик соединяющий две книги цикла, расположившийся между “Сломанной тенью” и “Мертвым часом”.



Как И.А. Тонер в Париже очутился. 

( Фанфик к произведениям В.Введенского )


Адъютант почтительно открыл перед Тоннером дверь кабинета и сказал: 

- Илья Андреевич, прошу. Вас ожидают.

Войдя в кабинет, Илья Андреевич без удивления увидел в кабинете шефа всесильного, но нелюбимого в России ведомства, помимо его хозяина, еще и Федора Максимовича, который при появлении доктора широко улыбнулся, встал и, сделав поклон головой, радостно сказал: 

- Илья Андреевич, хвала Всевышнему, вы, как я погляжу, в добром здравии.    

Бенкенштадт удивленно, и даже немного раздраженно посмотрел на своего подчиненного, но что-то прикинув в уме, решил сменить гнев на милость, и простить Терлецкому такое мелкое нарушение субординации. Тоже встал, улыбнулся доктору искренней,  а не фальшивой светской, улыбкой. 

- Мое почтение, господин Тоннер. Рад, что вы в порядке. Признаюсь честно, мы все, участники прошедшего дела весьма и весьма волновались за вас. Господин Угаров вообще атаковал меня чуть ли не ежедневно. Такого натиска я не ожидал. Дениса Кондратовича удалось успокоить только личным обещанием, что я похлопочу за вашу судьбу лично. И, поверьте, я был обеспокоен вашим состоянием не меньше прочих. 

- Благодарю. Я очень польщен. 

- И смею надеяться, что являюсь вашим другом. 

- Безусловно. 

- Прошу присаживаться. Разговор у нас будет интересным. Мне и Федору Максимовичу есть что выслушать от вас и есть чем порадовать вас и ваше семейство. 

- Неужели? И чем? 

- Нееет, Илья Андреевич, сперва о деле. Мне нужно вас расспросить кое о чем. И, надеюсь, к вопросам врачебной тайны сии вопросы вы не отнесете. Тем паче, Федор Максимович взялся помочь вам в некоторых моментах, о которых вы не были до конца осведомлены. 

-Думаю, мы с вами договоримся,- с лукавой улыбкой ответствовал Илья Андреевич.

Спустя два часа с четвертью часа, когда вопросы у шефа жандармерии закончились, и прозвучало последнее слово из рассказа Тоннера, прерываемого дополнениями Терлецкого, в кабинете установилась тишина, нарушаемая  только тиканием больших напольных часов. 

- Илья Андреевич, должен признаться, я до рассказа Федора Максимовича сильно злился на вас за ваше самоуправство. Ведь преступники были не просто мошенниками. Это была сильная банда, в услужении которой находились страшные душегубы. И ваша последняя фраза на собрании, которое вы устроили пять недель назад (отмечу, что без моего ведома), навела господина Терлецкого на мысль, приставить наших филеров к господину Угарову. Он и вывел нас на душегубов. Из четырех убийц, о которых Угаров догадался, живым удалось взять только одного – хомутника из Саратовской губернии. Он был одним из двух основных убийц. Он признался еще в девятнадцати убийствах, совершенных по заказу князя Юсуфова, рассказал все, и поведал кое-какие тайны самого Юсуфова.  А также сдал нам на откуп (за облегчение режима на каторге) еще десятерых своих коллег. Они тоже сейчас соловьями поют. Теперь князю не отвертеться и не избавиться от свидетельств его преступлений. Но, гласного суда над ним не будет. Император будет рассматривать дело лично с участием тайной комиссии сената и синода. Да-да, синода. Там еще имели место преступления против веры. Увы… Я искренне жалею, что у нас нет смертной казни.  Но также и понимаю, что этому существу смерть – слишком легкое наказание за все его злодейства. На каторге в Якутии он поймет, насколько его грехи тяжелы. Кстати, Яхонтов  за день до предполагавшегося ареста повесился. Так что наказать его мы не смогли. Жаль… Ладно, хватит о делах. Теперь о приятном. Федор Максимович, вы съездили, куда я вас просил? 

- Так точно, Ваше сиятельство. Всё получено и доставлено.

- Ну, так что ж тянете, доставайте.

Терлецкий торжественно передал Бенкенштадту пухлый пакет, опечатанный красными сургучовыми печатями и отошел за спину Тоннеру.

Шеф жандармов не менее торжественно протянул пакет Тоннеру, и произнес:  

- Вот, Илья Андреевич. Это ваше. Это благодарность от императора, и, в некотором смысле и от ведомства, коим я имею честь руководить. Открывайте. 

Ничего не понимающий Илья Андреевич, сломал печати и извлек из пакета пачку документов на французском. 

- Простите, что это? – удивленно спросил доктор. 

- Вы не догадываетесь? 

- Признаюсь честно, нет.

- Тогда позвольте вам сообщить, что Его Императорское величество – наш государь, Его Императорское высочество великий князь Кирилл Павлович, ваш покорный слуга решили отблагодарить вас за все ваши благодеяния. Без вашей помощи мы бы так и топтались на месте. А преступники так бы и гуляли на воле. Ну, и Федор Максимович поспособствовал -  те пять недель, что вы пребывали в болезни, он исполнял наше совместное поручение во Франции. Здесь документы на две трети всех владений вашего семейства во Франции, которые были утрачены вследствие революции. Все они записаны на ваше имя и имена ваших братьев и сестер.  В равных долях. 

Илья Андреевич ошарашено смотрел на графа, и не мог вымолвить ни слова. 

- Благодарить не надо. Это малое, чем государь и я можем отблагодарить вас за ваше радение в поимке столь опасных преступников. Поверьте, ваш вклад сложно оценить. Но и это еще не все. Государь поручил мне вручить вам вот это,- и Бенкенштадт достал из стола папку красного бархата с большими красными печатями. 

- Позвольте вас поздравить, с возведением вас  в российское дворянство. Кроме того, что вы французский дворянин, вы теперь русский граф. Мои поздравления, ваше сиятельство. Кроме того, - Бенкенштадт, достал вторую папку, которая не желала закрываться, - государь, в виде особого исключения, повторяю особого, в нарушение всех правил, поручил мне вручить вам орден святого благоверного князя Александра Невского. Поверьте, это знак очень высокой оценки ваших трудов. И я рад, искренне рад за вас, дорогой Илья Андреевич. 

Тоннер, у которого от всего, что обрушилось на него в сей момент, закружилась голова, присел на стул. 

- Ну-с, каковы ваши дальнейшие планы, Илья Андреевич?- спросил шеф жандармов. 

- Пока не знаю, но, полагаю, что поеду в Париж. Принимать во владение возвращенное утраченное. Спасибо огромное вам, государю и великому князю, за столь щедрую награду. Жаль papa не дожил до сего дня. 

- Ну, императору и великому князю вы можете сказать спасибо сами, лично. Вы приглашены на частную аудиенцию в Зимний. Послезавтра. Не забудьте надеть орден. А что касается вашего отбытия в Париж, у меня к вам есть просьба личного характера. Вам знакома моя сестра Дарья Христофоровна фон Либен? 




дизайнер @konti

 договор с авторами (переходим по ссылке)

 Концепция сообщества vox.mens (переходим по ссылке)

 наши инвесторы (переходим по ссылке)

 приглашаем инвесторов (переходим по ссылке)

Общий чат сообщества: https://t.me/vox_mens

vox-populivm-prosevp-voxmensdocs
87
165.480 GOLOS
0
В избранное
vox.mens
Литературное сообщество
87
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (4)
Сортировать по:
Сначала старые