Хатынь как символ скорби

У каждого народа своя история побед во времена борьбы за независимость Родины. Мы чтим память утрат, которые понес наш народ, с благодарностью вспоминаем о вкладе каждого солдата и простолюдина, ведь они, не видя преград на пути и не боясь за свои жизни, слепо верили в победу и то, что огонь надежды всегда теплится в сердцах тех, кто любит свою родную Землю.

За всю свою историю Белорусская земля неоднократно становилась масштабной ареной военных действий. Она стонала от массового кровопролития, разрухи и многочисленных жертв. Однако самые большие потери белорусскому народу принесла Великая Отечественная война, след от которой остался практически в каждом поселении государства.

О Хатыни и трагическом завершении ее исторического пути знает весь мир. Здесь, на улицах этого поселка время остановилось 22-го марта 1943-го. Те жители, которым удалось спастись от нападения сил германской армии, покинули поселение и разбрелись по окрестностям страны. Павшие же жертвами жестокой расправы навечно остались здесь, на родной земле, хранящей их покой.

В 1969-м году, в память о гибели жителей этой деревни и других поселений на территории Белоруссии был создан мемориальный комплекс открытого характера, получивший название «Хатынь». В мире подобных примеров искусства практически нет, а если говорить об атмосфере и ощущениям людей во время его посещения – это уникальное священное место, где создателям удалось передать скорбь и утрату, величие и трагический героизм народа.


***

История уничтожения Хатыни

Практически с первых недель оккупации германские войска и подразделения проводили, так называемые, карательные операции против партизанских групп и мирного населения Белоруссии. Масштабные усмирительные акции, в которых использовались различные виды техники и авиация, стали характерными для 43-го года. Фашисты беспощадно захватывали деревни, грабили людей, отправляли на каторгу и уничтожали.

Трагедия поселка Логойского района Хатынь произошла 22-го марта того же года. Тогда в нескольких километрах от расположения села, неподалеку Козырей, партизаны бригады Василия Воронянского обстреляли колонны германского отряда, в состав которой входили пара грузовых и один легковой автомобиль. Во время атаки был застрелен немецкий офицер и командир первой роты 118-го батальона полиции гауптман Ганс Вельке и его сопровождающих. Командиром партизанского взвода также было приказано расстрелять двадцать шесть женщин, рубящих неподалеку лес, за подозрение в пособничестве фашистам. Помилованных пленниц отправили в Плещеницы.

Немцы были в ярости из-за известия об убийстве Вельке, который был лично знаком с Гитлером. В поисках партизанского отряда, германцы прочесали лес в округе, пока после обеда не наткнулись на поселок Хатынь. Операция была возложена на батальоны «Дирлевагер» и «118-й шуцманшафт».

Khatyn.jpg
***

Сельчане и слухом не слышали о погибшем офицере, однако приговор был вынесен еще до того, как немцы вошли в деревню, и отговорки не действовали. Поочередно всех жителей, стариков, детей и женщин, вытягивали из их жилищ и гнали к колхозному сараю. Солдаты не щадили никого, ни младенцев, ни беременных, ни больных, ни немощных, избивая и издеваясь над напуганными людьми.

Собрав жителей в сеннике, немецкий батальон запер вход в него, солдаты облили его бензином и подожгли. В попытках спасти своих чад от ужасной участи, взрослые ломились в дверь и, когда удалось вырваться из лап пламени, немцы просто расстреляли каждого, кто еще был жив. Вскоре деревню разграбили и сожгли, оставив только пепел и тела ни в чем невинных жителей.

За время проведения карательной операции было сожжено заживо 149-ть сельчан, половина из которых дети. Из сарая удалось выбраться и остаться в живых семилетнему Виктору Желобковичу, которого прикрыла собой его мать во время обстрела, а также Антон Барановский, получивший ранение в ногу. Обоих детей посчитали мертвыми и, когда фашисты покинули сожженную территорию села, они смогли добраться до соседней деревни, где воспитывались в одном из детских домов.

Спаслись также Мария Федорович и Юлия Климович. Они доползли до леса, где скорее их заметили жители села Хворостени. К сожалению, оккупанты сожгли и эту деревню, где девушкам не удалось избежать трагической участи. Саша Желобкович, Владимир и Соня Яскевич сумели скрыться от фашистов еще до начала проведения карательной операции.

Единственным выжившим взрослым тогда стал Иосиф Каминский, местный кузнец, которому на то время было 56-ть лет. Его также посчитали мертвым, а когда он очнулся пополуночи, ему судьба даровала жизнь, но вскоре пришлось пережить тяжелейшую утрату в его жизни. Среди обгоревших тел друзей и родных он обнаружил своего сына Адама, который вскоре скончался на его руках.


***

В основе создания мемориала лежит именно трагическая история Иосифа Иосифовича. Скульптура, где мужчина держит на руках свое мертвое дитя, получила название «Непокоренный человек».
Антон Барановский, которому на время усмирительной акции было всего двенадцать. Он делился всей правдой о трагедии 22-го марта и даже знал имена офицеров, участвовавших в операции. Антон присутствовал и на открытии монумента, однако меньше чем через полгода скончался.

Хатынь стала подтверждением целенаправленного геноцида белорусского народа. На протяжении оккупации эта политика применялась ко многим жителям сотен поселений Белоруссии, погибли тысячи невинных людей, не щадились даже беспомощные дети.


***

В память об ужасном истреблении сельчан Хатыни и других деревень в 1969-м был возведен мемориальный комплекс, как символ массовой расправы нацистских войск над мирным населением оккупированных территорий. Эта память будет жить вечно в наших сердцах, и скорбь от нее временем не унять.

Материал подготовила: @lil4a

vox-populivpminskголосбеларусьlil4a
174
282.635 GOLOS
0
В избранное
Vox Populi Minsk
На Golos с 2017 M08
174
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые