GOLOS
RU
EN
UA
chaos.legion
2 года назад

CXCVI. Искусственный отбор. Плот и плоть на картине Теодора Жарико

Боль нестерпимым звоном отдавалась где-то в затылке. Искательница открыла глаза, в тусклом свете горящей лампы трудно было разобрать даже очертания предметов. Пол под ногами качался, почему-то не сразу пришло понимание, что эта качка от волн, а комната — каюта на корабле.

— «Черт! Только этого мне не хватало! И явно не входило в мои планы» — девушка дотянулась до горелки и сделала свет лампы чуть ярче. Вокруг оказалось множество стеллажей, расставленных по периметру каюты, с полок на неё смотрели свитки, книги, старые дневники и карты. В углу стоял злополучный сундук, как оказалось, пустой.


Что нас ждет — море хранит молчанье, жажда жить сушит сердца до дна.
Только жизнь здесь ничего не стоит, жизнь других, но не твоя
«Штиль» Ария

История хранит в себе множество напоминаний о событиях, связанных с кораблекрушениями. Часть из них находит свое отображение в литературе, кинематографе и, конечно же, живописи. За каждым случаем стоят чьи-то жизни и смерти, тяготы и лишения. У писателей, сценаристов и режиссеров больше доступных приемов, чтобы это передать, им достается больше времени зрительского внимания. В то время, как для художников и их картин эти средства ограничены.

Фрегат «Медуза» — немного предыстории

©

Ужасная история о злоключениях пассажиров фрегата «Медуза» — французского корабля времен наполеоновских войн, дошла до нас обрывочно, с видоизмененными, получившими массу мифологического налета, подробностями.

После подписания Парижского мира за Францией закреплялись владения, которые находились на территории Африканского, Азиатского и Американского континентов. Для того чтобы укрепить французскую власть, туда направлялись военные и гражданские экспедиции.

Все бы ничего, если бы французский флот не пострадал от войн и имел в своем запасе, если не достойные фрегаты, то хотя бы способные перенести путешествия, сохраняя безопасность пассажиров. Это первая причина.

Двойственная политическая обстановка тоже внесла свою лепту, на корабле, и фактически у правления, оказались приверженцы монархии и те, кто все ещё был на стороне Наполеона. А в этом люди не изменились за последние 200 лет: поставим лояльных управлять, даже если они особо не умеют и пусть всем будет плохо, зато сразу понятно, представители какой политической идеологии виноваты. И это вторая причина.

Фрегат, покинув берега Франции, направился в Сенегал. Дюруаде Шомаре был неопытным капитаном, но его приверженность короне, дала ему возможность возглавить эскадру из четырех кораблей — фрегат «Медуза», корветы «Эхо» и «Луара» и бриг «Аргус». Именно «Медуза» была под его командованием, допустив ошибки в навигационных расчетах, Шомаре посадил фрегат на мель недалеко от западных берегов Африки.

Вы же помните про «капитан покидает судно последним»? Как бы ни так, Шомаре, представители правящей элиты те, кто должен был представлять французскую власть в Сенегале и старший офицерский состав, пересели в спасательные шлюпки, участь остальных — добираться к берегу на плоту, построенном из частей фрегата.

Задумка изначально была гуманной — плот буксировали лодки, но то ли случайность, то ли жажда жизни, то ли понимание, что плот тянет всех на дно, привело к тому, что тросы были отрублены, а плот отпущен в свободное плавание на долгих 13 дней без воды и провизии. Точнее, этих запасов явно не хватало на 150 человек.

В первые несколько дней народ передрался из-за места у мачты плота, все боялись быть смытыми водой за борт, а после выбросили запасы вина и оружия, чтобы в итоге не поубивать друг друга. В конце концов, вместо них это могла сделать стихия.

«Погода была ужасной, — пишут в своей книге воспоминаний инженер Корреар и хирург Савиньи, участники дрейфа на плоту «Медузы». — Бушующие волны захлестывали нас и порой сбивали с ног. Какое жуткое состояние! Невозможно себе представить всего этого! К семи часам утра море несколько успокоилось, но какая страшная картина открылась нашему взору. На плоту оказалось двадцать погибших. У двенадцати из них ноги были зажаты между досками, когда они скользили по палубе, остальных смыло за борт…»

©

Когда бриг «Аргус» нашел пострадавших, их оставалось всего 15 человек, доведенных до крайности человеческих возможностей ради выживания. Да, они ели плоть друг друга и пили мочу.

Картина Теодора Жарико «Плот Медузы»


©

Пожалуй, это одна из самых известных картин эпохи романтизма. Посмотрите на картину. Вы видите в ней безысходность? А надежду? В чем именно она проявляется?
За этой картиной стоит множество жизней и чуть меньше смертей. Меньше, потому что некоторым все же удалось спастись, но и спасенные не все увидели желанную землю.

Есть даже какая-то особая ирония в том, что Теодор Жарико, обреченный на бесславие и забвения из-за своих политических взглядов и ранней смерти, становится проводником между нами и событиями двухсотлетней давности и на фоне этого приобретает огромную известность в XX веке.

На самом фрегате было 240 человек. Все они были разными не только по социальному статусу, они отличались разными политическими взглядами и жизненными принципами.

В спасательные шлюпки поместилось только 73 человека. Именно они несут ответственность за гибель тех, кто на плоту. Так как лодки должны были буксировать плот к берегам Сенегала.

Еще 17 человек остались на борту фрегата, живыми нашли только шестерых.

И, наконец, на сам плот перебралось 150 человек. Вместо запаса еды у них оказался запас спиртного и муки, очень мало воды. После тринадцати дней морского скитания живых осталось только пятнадцать. Один из десяти! Пятеро из них погибли от истощения уже после того, как перешли на борт, спасшего их, судна.

Безысходность, голод, каннибализм

На самом деле, если погуглить, то поисковик выдаст много вариаций на тему «Плот Медузы». Все дело в том, что Жарико сделал множество этюдов к картине. По ним можно отследить, как менялась идея изображения, каким ему виделся сюжет.


© Palais des Beaux Arts, Lille, France

Это первый эскиз. Всего лишь общий набросок чернилами. По нему легко можно понять, что изображен момент, когда разуверившиеся в спасении люди, на горизонте увидели корабль.


© Palais des Beaux Arts, Lille, France
А здесь, наоборот, теряют всякую надежду. Потому что их бросают на произвол судьбы, люди, которым посчастливилось оказаться в спасательных шлюпках.


© Palais des Beaux Arts, Lille, France

Тем, кто остался на плоту пришлось совсем нелегко, неудивительно, что художник рассматривал варианты с каннибализмом. Но в итоге ушел от этого образа.

Помните вопрос про надежду? Да, от части она во взглядах повернутых к горизонту. Но Жарико сумел ее изобразить всего лишь маленьким треугольником. Все дело в том, что «Аргус» дважды появлялся на горизонте, но в первый раз команда не заметила плот. Могу только представить отчаяние тех, кто был на плоту.

Источники и дополнительные материалы по теме

Все этюды к картине «Плот Медузы» на викискладе
Ресурс, посвященные фрегату Медуза и потомкам, выжившим после кораблекрушения (франц.)
Видеолекция «Плот «Медузы» Теодора Жерико на Арзамасе
Довольно интересный перевод истории о гибели «Медуза» 1 и 2 часть.


Контакты

Чат Легиона Хаоса в телеграм: Scintillam
Личка в телеграм: varwar, lumia, dajana
Тег: chaos-legion


Sequere nobis. Nos scientiam

@chaos.legion

0
1357.829 GOLOS
На Golos с September 2017
Комментарии (15)
Сортировать по:
Сначала старые