GOLOS
RU
EN
UA
crypt0man
в прошлом году

Роман Яна Бадевского «Предельные Чертоги» (часть 3-я)

2.png

Дизайн @konti

Автор: Ян Бадевский, @zaebooka

Продолжение. Часть 1-я, часть 2-я


Странники несут дурные вести. Они приходят, чтобы вырвать вас из привычного круговорота вещей и швырнуть в чужой мир — навстречу приключениям.
Едва Коэн из Предельных Чертогов объявился на пороге, Ольгерд понял — его ждёт Путь. И новый контракт. И опасные встречи.
Впереди — Стимбург.
Непостижимый город, вобравший в себя половину Европы.
Город дождей и туманов.
Город иллюзий.
Город Демиургов.


Предельные Чертоги

Глава 3-я
Ученица


Трордор ей нравился, но не всегда.

Зимой, например, тут было неуютно. Летом — терпимо. Не то что в горах.

Вячеслав старался не отпускать её в город одну. Говорил, что Трордор — не для маленьких девочек, пусть даже и умеющих обращаться с ножами. Когда у Навсикаи появился питомец, она воспряла духом. Защитник, как у Ольгерда. Поначалу белый зверёк был совсем крохотным. Повизгивающий комочек, тыкающийся в углы кельи. Непостижимым образом Навсикая чувствовала его. Ей снилось, как они вместе мчатся над снежными просторами. Рядом — пара огромных рлоков. Видимо, родители малыша. Бег сквозь пустоши, смена дня и ночи. Отсутствие времени. Над горизонтом поднимается багровый солнечный диск, потом он отступает. Неведомая рука вбивает в небосвод колкие звёзды.

Они счастливы.

Иногда сны зверя и человека пересекались. Навсикая влетала в старый дом на Миядзаки, видела отца с матерью. Родители были вечно заняты. Вели какие-то бумаги, готовили, общались с разными людьми. Подолгу пропадали наверху. Лица папы и мамы с каждым годом становились всё менее отчётливыми. Их не вернёшь, девочка уже поняла страшную истину. Но Брин всегда был рядом. В идеальном доме на Утёсе поток времени замер. Никто не уходил, все улыбались, играли вместе. В комнате Навсикаи резвился рлок.

Однажды на Утёсе появился Ольгерд. Мастер долго стоял, глядя на Навсикаю, потом растворился в утренней мгле. По мере взросления сны делались всё реалистичнее. Девочка и рлок гуляли по Трордору, выходили на берег Гиблого Залива. Но зверь там никогда не был! Тем не менее именно рлок вёл Навсикаю по трущобным лабиринтам, уверенно прокладывая путь.

Хрум.

Так она назвала своего зверя.

Рлоки были прожорливыми существами, и они не признавали картопль. Равно как и тыквенную кашу, рис или фасоль. Рлоки питались мясом. И только мясом.

Зверь быстро рос. Гораздо быстрее Навсикаи. Вскоре он вымахал ей по грудь, затем — по плечи. И это — стоя на всех четырёх лапах. Через год Навсикая уже знала, что их объединяет ментальная связь. Что мастер ножей способен отправляться в мысленные путешествия, увлекаемый своим рлоком. Что рлок — самый верный друг мастера. Никогда не предаст, никогда не подведёт. Всё это она знала.

Главное — контролировать рлока. Так сказал Наставник. Хрум не должен кушать людей. Ему очень хочется, но он не должен. Ты обязана следить за этим. Пока он маленький, держи его при себе. Если покидаешь келью, запирай в бронированной комнате. Но ему будет скучно, возразила Навсикая. Не будет, ответил Вячеслав. Рлоки умеют пускать свой разум в ментальные охотничьи угодья. Хрум станет носиться по склонам Хребта, заглядывать в Туманную Пущу. Всякий раз он будет заходить дальше. А потом — делиться с тобой увиденным.

Так и случилось.

Дни тянулись однообразной вереницей. Навсикая постоянно училась. У неё были деревянные ножи и диски. Вячеслав научил девочку подвешивать ножи в воздухе и возвращать в ладонь. Всё это делали руны. Вообще, на террасах руны использовались как-то неправильно. Поначалу так казалось. Ученики не запирали этими знаками двери, не готовили пищу, не очищали посуду. Вместо этого все послушники осваивали сложное искусство войны.

Ты боец, говорил Вячеслав.

Смирись с этим.

Навсикае приходилось драться с другими детьми. Клинки из дерева не могли серьёзно ранить или убить, но попадание деревянного ножа в ухо или подбородок не сулило ничего хорошего.

Медитации, схватки, руны.

Среди учеников Гильдии преобладали мальчишки. Навсикая заметила двух или трёх девочек в первые недели своего обучения, но познакомиться с ними поближе смогла лишь через полгода. Игры и общение не входили в программу Наставников.

Хорошо ли было на террасах? Поначалу Навсикая думала, что Гильдия — самое отвратительное место на Тверди. Личное пространство девочки сузилось до размеров кельи. Спартанская комната, обиталище рлока, плоская крыша для медитаций. Снаружи — враждебный мир. Ветер норовит сбросить тебя в пропасть. Холод пробирает до костей. Совершаешь ошибку в бою — зарабатываешь синяки и ссадины. Наставник смотрит на тебя как на пустое место.

Ты — ничто.

Первый год Навсикая думала, что не выдержит. Строила планы побега. Думала украсть немного денег, сбежать в Трордор и купить билет на браннер до Миядзаки. Она скучала по брату, не хотела верить в окончательный уход родителей.

Время ползло вперёд, постепенно ускоряясь.

Девочка почувствовала, что становится сильнее. Она научилась падать и не ушибаться. Ножи перестали вываливаться из рук от малейшего удара. Мышцы сделались более крепкими. Навсикая уже не задыхалась во время пробежек и не мёрзла на долгих медитациях. Боевые руны стали вычерчиваться правильно. Клинки поражали головы соломенных манекенов и возвращались в ладони.

Брин появлялся на террасах редко. Наставник Вячеслав сказал, что общение с роднёй отвлекает.

Отвлекает от чего?

Мастер не ответил.

Ты узнаешь, сказал он чуть позже. На тебя возлагаются определённые надежды, ты особенная девочка.

Навсикая не хотела быть особенной. Она понимала, что обладает какими-то талантами. Брин это понимал. Поэтому согласился на длительную разлуку с сестрой. Чтобы дать ей раскрыться. Но разве это — главное в жизни? Как быть с теми, кого ты любишь?

Первые несколько месяцев Брин жил на террасах. Это здорово облегчало существование Навсикаи. Она встречалась с братом по вечерам и жаловалась на свои болячки. Просила забрать её домой. Но Брин, сжав зубы, качал головой. Ты должна учиться.

Должна, должна, должна.

Через пять месяцев Брин покинул Навсикаю. Он был чужим на террасах, это ощущалось. Кроме того, ему нужно было зарабатывать себе на жизнь. Когда в Трордоре объявился Коэн, Брин решил снова поработать на него. Ты хороший погонщик, сказал Коэн. Вот контракт.

Коэн улетел с братом в Улкундар. На полгода. Навсикая начала тосковать. Её концентрация ухудшилась. Её били во время учебных поединков. Дать сдачи не получалось.

Хуже всего дела обстояли с душевыми кабинками. Дома Навсикая могла помыться без особых проблем. Здесь же послушники устраивали забеги на террасу с ограниченным числом кабинок. Прибегаешь последней — ждёшь своей очереди. Опаздываешь на занятия — получаешь нагоняй. В первые дни Навсикая всегда опаздывала.

Выручили медитации.

Тоска растворялась в безбрежном небесном океане, простёршемся нал Ливонским Хребтом. Разум девочки отбрасывал всё лишнее и обретал покой. Что ж, она будет учиться. Раз её все бросили. Какие тут могут быть варианты?

А потом появился Хрум.

В день своего одиннадцатилетия Навсикая получила подарок от Вячеслава. Это случилось утром. Забеги к душевым кабинкам, медитации и ранние занятия остались позади. Близился полдень. У девочки выдался небольшой перерыв, который она решила провести со своим рлоком. Хорошенько выгуляв Хрума, она вернулась в келью. Улеглась на шкуру барса и закрыла глаза. Хрум пристроился рядом.

Послышался стук.

Навсикая отдала рлоку мысленный приказ, и тот скрылся в своей комнате. Уже месяц девочка не запирала зверя, нарушая все мыслимые инструкции. Она доверяла рлоку.

— Открыто, — сказала Навсикая.

В комнату шагнул Вячеслав.

— С днём рождения, — сказал Наставник, широко улыбаясь. В его руках была деревянная коробочка.

Навсикая приблизилась к мастеру и с поклоном приняла дар. Обычная коробка, в таких перевозят посылки важных персон. Внутри — что-то тяжёлое. Надпись, сделанная на тер.

Одно слово.

Значение этих букв она поняла без труда. Сердце учащённо забилось. Ещё рано, Вячеслав говорил, нужно дорасти.

— Сдвинь крышку, — сказал Наставник.

Девочка надавила пальцами на крышку и потянула в сторону. Чтобы сдвинуть дощечку, зафиксированную в пазах, требовалось небольшое усилие. Принцип пенала.

Внутри лежали ножи.

Пара настоящих дуэльных клинков. Взрослых. Стальных. С руническими лезвиями. Дрожащими руками Навсикая взяла верхний нож. Рукоять идеально легла в ладонь, несмотря на чрезмерную (так ей показалось вначале) массу.

— Они сделаны для тебя, — сказал Вячеслав. — Под твою руку.

Навсикая проверила балансировку ребром ладони. Идеальная работа. К этим ножам придётся привыкать. Совсем не похоже на тисовые макеты, с которыми ей приходилось иметь дело раньше.

— Они… большие, — сказала девочка.

— Тебе кажется.

Навсикая взяла клинок обратным хватом и описала широкую дугу. Нож послушался её. Ощущение было странным, мышцы напрягались, но с этим можно было справиться.

Вячеслав спокойно наблюдал за действиями ученицы. Навсикая была ребёнком, но этот ребёнок уже мог расправиться со взрослым мужчиной, не искушённым в воинском искусстве.

— Через полчаса тренировка, — напомнил мастер. — Приходи с новыми клинками на песчаную террасу.

— Да, учитель, — тихо произнесла Навсикая. — Спасибо.

Вячеслав коротко кивнул.

И скрылся за дверью.

Можешь выходить.

Сигнал адресовался рлоку, пережидавшему визит Наставника в своей комнате. Даже не мысль, а образ, картинка перемещения.

Первая же тренировка показала, что с металлическими ножами обращаться гораздо труднее, чем с деревянными. Тис позволял максимально приблизить послушников к реальному бою, но этого было недостаточно. Навсикая двигалась медленно, промахивалась, уставала. На широких взмахах её заносило. Стоило девочке открыться, учитель тут же использовал возможность больно ткнуть ей в рёбра рукоятью ножа.

— Это сталь, — сказал Вячеслав. — К ней нужно привыкнуть.

Час упражнений вымотал девочку до предела. А ведь она ещё не приступала к метанию и возвратным рунам!

— Я не готова.

— Будешь готова.

После обеда она отправилась кормить рлока. Тяжёлое ведро с мясом било по ногам.

Рлоки не любили жару. Эти хищники росли на островах Белого моря, а там было очень холодно. Поэтому братья Внутреннего Круга наколдовывали в комнатах рлоков зиму. Невероятное зрелище. Раньше Навсикая и вообразить себе не могла, что в тесном помещении можно запереть снег, белёсое небо и крохотную солнечную монетку. А ещё — ледяное безмолвие. Протянув руку, она могла упереться в стену. Кто бы подумал.

Хрум жадно набросился на мясо.

Навсикая куталась в безразмерный тулуп, переминалась с ноги на ногу. Её разум омывали обрывки ночных воспоминаний зверя. Туман над Гиблым Заливом. Тени в трущобных лабиринтах. Браннеры, подплывающие к причальным мачтам.

Трордор.

Завея, как хочется в Трордор!

После обеда начинались занятия по истории Гильдии. Навсикая сбросила шубу и меховые унты. В этот момент пространство в углу комнаты исказилось, подернулось рябью и выдвинуло из себя существо. Тварь смахивала на помесь летучей мыши и краба. Только без клешней. Выронив бумажку, зажатую в зубах, существо юркнуло в угол и растворилось в воздухе.

Фамильяр.

Навсикая подняла бумажку. Скомканная записка развернулась, обрела новые очертания. Теперь в руках девочки был огромный конверт.

Поздравление от Брина.


Продолжение следует...




Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь



Торговая платформа Pokupo.ru

0
264.447 GOLOS
На Golos с February 2018
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые