GOLOS
RU
EN
UA
istfak
в прошлом году

Герой Гражданской войны и ректор УрГУ Б. В. Дидковский: мифы и реальность. Часть 4

Автор @hranitelmuzeya

Предыдущая часть


Миф четвёртый

Утверждается, что отряды Дидковского вели «упорные оборонительные бои с численно превосходящими частями противника», «в течение трех недель упорно защищали единственный на севере Урала советский участок».

Временные рамки этих «трех недель» не уточняются. 14 ноября красные предприняли свое последнее наступление на Верхотурье. Отбившись и на этот раз, 16 ноября белые перешли в наступление, в т. ч. и батальон А. А. Куренкова. 18 ноября Куренков выбил батальон 1-го Горного полка со станции Белая и отбросил его к станции Маломальская.

19 ноября (ровно через неделю после разгрома в Мелехино) после часовой перестрелки красногвардейский отряд (45 человек, командир П. С. Соловьев) оставил поселок белым, отступив в деревню Кырью и 20 ноября получил из Кизела подкрепление командой конных разведчиков (20 человек).

Как видим, «упорного оборонительного боя» за Павду не было. Какая часть батальона Куренкова участвовала в захвате Павды, неизвестно, но, очевидно, небольшая. И в дальнейшем основные силы батальона Куренкова действовали на другом направлении: 20–21 ноября в бою за станцию Маломальскую, 30 ноября — за станцию Выю и Нижне-Туринский завод, 2–3 декабря (совместно с 20-м Тюменским полком) — за станцию Азиатскую. Никаких наступательных действий из Павды белые не предпринимали. Это, видимо, было расценено Дидковским как несомненный успех.

Командный состав китайского батальона 29-й стрелковой дивизии III армии Восточного фронта

26 ноября он отправил письмо в Кизеловский совдеп, в котором заявил, что сил, которыми он располагает, «достаточно для защиты перевалов через Урал, но для того, чтобы взять Павду обратно, а затем угрожать Богословску и Караулу, надо еще 200–300 боеспособных красногвардейцев с тремя пулеметами». Но кизеловские товарищи не поспешили.

Уже 30 ноября Дидковский отправил телефонады в Кизеловский совдеп и начальнику 29-й стрелковой дивизии М. В. Васильеву: «Если эта записка попадет к вам ночью, не откладывайте выполнение до утра. Здесь положение очень серьезное, и мы потеряем выгодные позиции в горах, которые потом трудно будет занять». Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять, как не прав Дидковский: без обладания Павдой обладание Кытлымом не только бессмысленно, но и заведомо создает угрозу окружения находящимся здесь красным силам, т. е. отряду Дидковского.

Макар Васильевич Васильев

Очевидно, это понимало командование 29-й дивизии и ввело единоначалие, назначив Б. В. Дидковского «начальником советских войск на участке КизелУсолье-Соликамск-Павда», «помощником начальника советских войск КизелаУсолья-Соликамска-Павды» был назначен В. А. Сильных.

Начдив М. В. Васильев обратился к кизеловцам о помощи Дидковскому. Но было уже поздно. В Павду прибыл 1-й батальон 18-го Тобольского полка (командир поручик Галкин). Когда? Очевидно, 30 ноября, когда белые взяли станцию Выю и смогли осуществить переброску батальона в Старую Лялю по узкоколейной железной дороге. Численность батальона? Не полного состава. Сам Дидковский оценивал ее двумя ротами.

Утром 2 декабря полурота прапорщика Дьячкова выдвинулась из Павды по дороге на Кытлым. В 12 часов дня Дьячков отправил Галкину донесение: «Доношу, что в 12 верстах от Н. Павд. З. (Николае-Павдинского завода — автор) из бараков наших разведчиков обстреляла застава красных. После перестрелки пришлось их выбивать атакой, которая кончилась благополучно. Красных было человек 15. Препровождаю именной список красных, захваченных в бараках. Доношу, что мало патрон. До Кытлыму еще 16 верст, где ожидается застава, т. е. застава при Перекате. Перекат обходить по теперешнему снегу, без лыж и ночью. Стрельбы со стороны их пока еще не слышно. [неразб.]. В бараки был проведен телефон. 2 декабря, 12 часов. Прапорщик Дьячков».

Перекат — перевал между горами Колпак и Семичеловечья, удобный для обороны. Но Дидковский такую возможность не использовал и вечером того же дня оставил Кытлым по дороге на Сосновский прииск, огибая с севера гору Косьвинский Камень. Почему не напрямую, по дороге на Растес? Очевидно, потому что белые начали наступление и по Бабиновской дороге, а Дидковский не мог ручаться не только за судьбу Кырьи, но и за судьбу самого Растеса. Кроме того, следовало ожидать засады на Растесской дороге.

Засада, действительно, была, о чем свидетельствует донесение командиру 1-го батальона поручику Галкину: «Сейчас прибежали из Кытлыма два захваченных красноармейцами мальчика, которые говорят: Диктовский (так в тексте — автор) 2-го вечером выехал из Кытлыма на Сосновский пр[ииск]. Я могу начать наступление только при условии, если и с Вашей стороны будет начато таковое одновременно. Оставаться здесь долго таясь нельзя, ввиду большой отдаленности. В настоящее время продуктов никаких уже нет, достать совершенно невозможно. Кроме того, можно предположить, что если Диктовскому удастся пробраться на Яйву, то по всем вероятностям он предпримет какия-нибудь шаги к помощи Кытлыму».

Донесение без подписи и даты. Сличение почерка писавшего с другим документом позволяет утверждать, что принадлежит оно руке штабс-капитана Чудинова.

Как датировать донесение? Несомненно, 3 декабря: Дидковский уже оставил Кытлым, наступление на Растес еще белыми не предпринято. 3 декабря Павдинский отряд был выбит из Кырьи, 4 декабря белые начали наступление на Растес и с боем овладели им. 10 декабря красные были выбиты из Верх-Косьвы. Как и предполагал Чудинов, Дидковскому оставалось следовать единственно возможным направлением: на Молчан–Чикман–Яйву. Дидковский с остатками Кытлымского отряда вышел к Молчану на десятый день, т. е. 11 декабря.

К этому числу силы красных составляли: Павдинский отряд (пополненный добровольцами из Кырьи и Растеса) — 110, Кизеловский отряд — 160, конные разведчики из Кизела — 20, конный отряд из Кизела — 25, Соликамский отряд — 150. Итого: 465 человек!

У белых столько не было. Во всем 18-м Тобольском полку на 16 декабря насчитывалось 1045 штыков. Если разделить на 3 батальона, то в среднем по 348 штыков получается, а за минусом штаба и полковых команд, того меньше. Если бы Дидковский сумел вывести к Молчану Кытлымский отряд, а еще бы лучше отвел своевременно из Кытлыма в Растес, красные имели бы еще больший перевес. Обычно численность Кытлымского отряда оценивают в 100 человек.

Это неверно, сам Дидковский сообщает другие цифры: 178 или 180 человек, из них в Молчан он привел 14 или 1851. По свидетельству красногвардейца Егорова — «живое мясо, а не солдаты!». Он же сообщал, что на реке Косьве, встретившись с белой разведкой, бросили обоз, отряд разделился: «конница и пехота по одной линии, а семнадцать человек с Дитковским — по другой».

В назначенном месте эти две части отряда не встретились. Еще четверых во главе с Саканцевым Дидковский оставил с обессилившими лошадьми: «Ты будешь начальник над этими лошадьми. Мы выберемся и за тобой прибудем».

Судьбу большей части отряда проясняет Т. У. Бельтюгов: «пошли назад», т. е. в Кытлым. Итак, сведения об «упорных оборонительных боях с численно превосходящими частями противника» отрядов Дидковского, по меньшей мере, сильно преувеличены. Кытлымский отряд был потерян в результате бездарного рассредоточения сил.

«Красные командиры» Миши Брусиловского


Продолжение следует

Библиография здесь
Изображения из архива музея ВГИАМЗ и с лицензией ССО


Торговая платформа Pokupo.ru

0
161.066 GOLOS
На Golos с August 2017
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые