GOLOS
RU
EN
UA
nikalaich
2 года назад

Первые Романовы и Земля Святого Симеона. Часть 2

Начало

Воейков докладывал, что Романов винит в своих бедах не царя, а бояр: «Бояре де нам великие недруги, искали де голов наших, а де сам видел то не единожды».

В царском указе о Филарете (Федоре) было указано: «Жить старцу у того монастыря, в котором воровства бы не чаять». Таким местом стал Антониево-Сийский монастырь. Пристав И.В. Воейков регулярно отсылал записанные им разговоры и думы «старца» Филарета. Иногда он запрашивал дополнительные инструкции.

                    
*


Погиб Воейков в том же 1606 году, сохраняя верность царю Василию Шуйскому. В Путивле он был убит сторонниками Лжепетра, якобы сына царя Федора, которому отказался присягать.

По Бабиновской дороге зимой 1601 года через Верхотурье в Пелым прошли дяди будущего царя из династии Романовых — Василий и Иван Никитичи.

Из донесений пристава Ивана Некрасова узнаем о том, как везли в ссылку Василия Никитича. Ну как "везли"... Шёл высокородный боярин пешим ходом, испытывая на себе все трудности российского бездорожья (прям хочется пожелать таких "ссылок" нынешним опальным "высокопоставленным товарищам").

А когда заболел Василий Никитич, то везли его в санях, но в кандалах. И это при том, что государем было указано «держать новоприсланных ссыльных до отпусков в низовые сибирские города в той тюрьме и с великим бережением...».

Пристав Иван Некрасов винился перед Государем, «что он Василия ковал мимо государева указу, блюдяся от него побегу».

Конечно, ответственность за таких высокородных ссыльных доставляла управителям Верхотурья дополнительную «головную боль». Скажешь что-нибудь лишнее или поблажку какую сделаешь — тут же донесут в Москву. Это не считая того, что у "родовитых" обширные семейные и деловые связи.

В это время на Верхотурье, после смерти воеводы князя И.М. Вяземского, сидел голова Гаврила Салманов.

В 1619 году переведена была из Тобольска в Верхотурье ссыльная дворянская девица Мария Хлопова, бывшая невеста царя Михаила Федоровича, вместе с дядей своим И. Желябужским, матерью его, женой и братом.

Когда первому царю из династии Романовых Михаилу шел двадцатый год, мать решила его женить. Михаилу уже была мила одна девушка — Мария Хлопова. С Хлоповой он познакомился еще ребенком, когда его семья была отправлена в ссылку при Борисе Годунове. При Дмитрии Самозванце Михаила с матерью вернули в Москву. Туда же переехала и Хлопова.

Маша, рано потерявшая мать, жила в царском дворе с бабкой, принадлежавшей к древнему боярскому роду Желябужских. Жизнь царей была окружена определенной таинственностью, но выбор невесты всегда проводился публично и становился важным государственным событием.

Царь вынужден был согласиться на традиционные смотрины. Со всей страны стали свозить девиц из высших сословий, подходящих по возрасту и внешним данным. Мать царя, инокиня Марфа, склонялась к Марии Долгорукой, девице из знатного и богатого рода. Однако Михаил все-таки выбрал Хлопову.

По мнению современников, ближний боярин царской матери Михаил Салтыков чем-то опоил царскую невесту, а когда ей стало плохо, заявил: «Невеста порченая. Черной немочью больна. К чадородию государеву неспособная».

              
                                      Сергей Никитин. «Выбор невесты»

 Продолжение следует


0
215.130 GOLOS
На Golos с February 2017
Комментарии (13)
Сортировать по:
Сначала старые