GOLOS
RU
EN
UA
proektmagnit
2 года назад

БОГ ОШИБКИ - проза


— Мне уже восемь тысяч лет, а я до сих пор торчу на Земле, на страже этих заблудших душ. Одно тысячелетие сменяется другим, но все остается прежним. Они меняют лишь формы, они играют с оболочкой, летают на другие планеты, развивают технологии, но заглядывать внутрь себя до сих пор не умеют.

— Ты сам выбрал эту планету, тебя ведь никто не заставлял, у тебя была свобода выбора, ровно такая же, как и у твоих подопечных, — спокойно протянул Ворфевр, поглаживая свою черную, как смоль, бороду. — Ты ведь любишь сложности, Сократ.

— Да, но не такие же! Людей невозможно ничем пробить, а всех, кого я посылаю пробудить их ото сна, они либо убивают, либо считают ненормальными и изолируют от общества. Мне еще целых две тысячи лет работать с ними, а у меня уже пропал всякий интерес.

— А может не в них дело, а в тебе, — зазвучал вдруг задорный голос Илайя, мальчишки лет пятнадцати, светящегося ярко-золотистым светом.

— Ты откуда тут взялся? — буркнул Сократ.

— Забежал на перерыв. Мне дали сто лет отдыха от всех дел, — с радостью заваливаясь на огромный диван, произнес Илай.

— Тебе легко, изначально у тебя чуть ли не каждый второй на планете полубог, а каждый третий — Бог, а все остальные как минимум просветленные.

— Так они же не всегда такими были, скажи, Ворфевр, — поглядывая в сторону бородача, сказал Илай.

— Да он и так все знает, просто придуривается, строит из себя «обиженку», видите ли, трудно ему, не может он до людей достучаться, — решил подколоть Сократа Ворфевр.

— Сократ, да не дуйся ты, ну хочешь бери с моей планеты несколько просветленных и отправь на землю, ну хочешь бога возьми одного, пусть попробует снова что-то там изменить, — обнимая за плечо Сократа, попытался поддержать его Илай. Он говорил абсолютно серьезно. Его лицо выражало решимость.

— Спасибо, но я не могу, на Земле сейчас и так находится один из богов, –огорченно протянул Сократ.

— И как он, справляется? — поинтересовался Илай.

В этот момент Ворфевр громко засмеялся, но быстро взял себя в руки, чтобы еще больше не расстроить Сократа.

— Он сейчас находится в тюрьме. Пошел против системы, решил агрессивным путем чего-то добиться, и вот результат: напрасно потраченная божественная единица. Сидит теперь и пишет книги за решеткой, последняя из которых стала бестселлером, фильм собираются снимать, — еще раз залившись смехом, сказал Ворфевр.

— Это не смешно, Земля загибается. Там уже дышать нечем, лесов не осталось, уровень океана поднялся настолько, что еще чуть-чуть, и затопит оставшиеся страны, и что тогда? Вселенная получит очередную мертвую планету.

— Ну и что, у нее, что ни день, то гибнут сотни и тысячи планет, и столько же рождаются, — поспешил внести ясность Илай.

— Да, но Земля особенная, ты просто не знаешь, я стоял у истоков, видел их сердца, касался души Земли, и она великолепна, так же прекрасна, как и люди, но в какой-то момент все пошло не так. Их словно подменили. Меня инструктировали, что все будет несколько иначе, что вирус коснется не всех. Однако они все забылись, понимаете, все до единого. Да, происходят пробуждения, но их так мало, так мало… Как же они не видят своего божественного начала, не видят, что стоит за ширмой всей этой нелепости, которую они называют жизнью! Вы представляете, они тратят свое время на всякую ерунду уже много тысяч лет и продолжают это делать, продолжают загонять себя в угол и становиться несчастными и умирают с болью в сердце, несвободные. А если попытаешься вытащить их из замкнутого круга и уничтожить иллюзии, они пытаются уничтожить тебя. Они мечутся, вечно сомневаются, делают то, чего не хотят, гонятся за тем, что им не нужно… И все только потому, что верят в сказку, ту сказку, которая когда-то очень давно стала для них явью, которую они придумали коллективной, изуродованной психологией. И сказка эта скорее кошмар. Человечество стоит на пороге исчезновения, а они по-прежнему ничего не видят, ничего не слышат. Все такие же тщеславные, гордые, самовлюбленные, вечно страдающие, проблемные, жалкие и неосознанные проявления вселенной. Из семи миллиардов остался всего лишь один, и это их ничему не научило. Именно из-за этого мне кажется, что ничто не спасет их души. И скажу вам больше, сколько, по-вашему, из более чем шести миллиардов ушедших душ были осознаны в момент смерти?

— Сто тысяч, — резко выкрикнул Илай.

— Десять тысяч — с улыбкой произнес Ворфевр. — Учитывая, как ты жалуешься, Сократ, и, видя выражение твоего облика, на большее я не надеюсь.

— Две тысячи триста одна душа обрела просветление из шести миллиардов, — с грустью выдохнул Сократ.

— Так это не плохо, чего ты ноешь? — с непониманием сказал Илай.

— Просто слишком много душ ушло на низшие ступени, — ответил за Сократа, Ворфевр. — Это сильно тормозит их развитие, а вместе с тем и все остальное, эти души, покинь они Землю с чистым сердцем, могли бы принести куда больше пользы для вселенной, ты ведь не забыл, что тут у нас все взаимосвязано.

— Тогда придумайте что-нибудь, а я, пожалуй, пойду. И да, Сократ, нужен будет Бог — обращайся. — сказал Илай и мгновенно испарился в воздухе.

— К черту все это, я так больше не могу. Земляне обречены, и я ничего не могу с этим поделать… — грустно произнес Сократ, свесив голову.

— Так… Давай, коль я остался единственным твоим собеседником, а ты так и ничего не понял, я тебе скажу все как есть, прямым текстом и без всяких двойных смыслов. Видит вселенная, я терпел до последнего. Ты правда не замечаешь, что стал таким же ворчуном, как твои земляне, дружище? Я понимаю, ты потратил восемь тысяч лет, присматривая за Землей, ты многое пропустил через себя, многое сделал, но зачем так изводиться? Мы только и слышим последние пять тысяч лет твое нытье, честно, нам всем надоело. Почему, ты думаешь, из всех Богов тут с тобой сижу только я? Илай и тот не выдержал. Ты упрекаешь землян во всех пороках, но сам, будучи Богом, стоишь тут и жалуешься на все подряд! Предъявляешь, что все не так, как ты хочешь, как могли люди подвести мои ожидания, как смели загубить мой труд, как теперь на меня будут смотреть другие боги и как отнесется ко мне вселенная. Ты стал зависим от мнения других, ты не можешь признать поражение из-за гордыни. Ты даже завидовал Илаю, что у него планета богов, а у тебя, каких-то жалких людишек. В тебе те же пороки, что и у них, Сократ. И если сам Бог за собой этого не замечает, то чего же ты хочешь от них? Ты забыл, что даже сам Абсолют, сама Вселенная до сих пор познает себя, в том числе и через каждого землянина и каждого бога, вроде нас, и мы, в свою очередь, познаем себя, через все, что создаем. Так что ты создал на Земле? Возможно, все пошло не так потому, что ты сам был поражен вирусом, который потом сам же и посеял на Земле. Ты думал, что ты все знаешь, ты искал причины всех бед в своих подопечных, ты все время говорил, что они не смотрят вглубь своего сердца, при этом сам в свое когда заглядывал в последний раз? Или ты думаешь, раз ты Бог, ты не способен на ошибки? Да, безусловно, ты божественен, но кто сказал, что ты совершенство? Молчишь? Я вижу, что ты слышишь меня. Ты тоже стал пленником своей иллюзии, Сократ, как и они, ты создал для себя сказку, где ты — добродетель, а люди — зло. Каждый из них получает то, что сам же и создает, и мы с тобой не исключение. Вселенная и та может ошибиться и все полетит в тартарары. Ничто не может быть идеально, как ты хочешь. Никто и никогда не говорил, как нужно и как должно быть, у нас нет инструкций, как правильно, а как нет… Ты взял и все придумал, забыв, что мысль материальна, что в начале было Слово, Твое Слово… И вспомни, что ты произнес? Вспомни, когда ты впервые начал выражать недовольство, что в тебе произошло, что ты стал вести двойную игру с самим собой, а потом и со всеми своим подопечными. Да и, к тому же, не все так плохо на Земле, как ты это себе рисуешь, эта планета даже сейчас одно из самых красивых точек во вселенной. Но ты, увы, не видишь. — завершив свой монолог, Ворфевр поднялся с кресла.

— Ты уходишь? — тихо спросил его Сократ.

— Да, друг мой, и не принимай все так близко к сердцу, просто, если сможешь рассмотри то, что в тебе происходит и если сумеешь выкарабкаться, то увидишь, как Земля и люди на ней преобразятся. Ведь как может планета быть счастлива, если Бог внутри нее грустит? — задав этот риторический вопрос, Ворфевр открыл портал и исчез в нем.

0
1.542 GOLOS
На Golos с December 2017
Комментарии (0)
Сортировать по:
Сначала старые