GOLOS
RU
EN
UA
vox.mens
2 года назад

[Проза] Мои сумасшедшие будни! Глава 6

Глава 1, Глава 2, Глава 3, Глава 4, Глава 5

Автор: @poisonedcandy
Редактор: @nikro

И вот мы снова возвращаемся к приключениям детектива и его помощника-демона. (Хотя кто здесь чей помощник?..) Не успела улечься история с пропавшими девочками, как к нашим героям вновь обращаются за помощью…
@nikro

Глава 6

– Доминик! – Феликс перегнулся через перила, обращаясь в сторону кухни. – Сегодня ты меня бесишь!
– Как и два последних дня, – донеслось в ответ.
Феликс не зря предчувствовал приближение затянутой депрессии, которая плавно переходила в ярость. Все начиналось безобидно – он отказывался есть торты и пироженки, купленные детективом, у того, в свою очередь, уже выработалась привычка забегать в кондитерскую напротив. Может быть потому, что за прилавком стоит симпатичная девушка.
За время, когда демон поднимал мятеж, в доме накапливалось столько сладостей, что можно было открывать собственную кондитерскую. Но Доминик быстро нашел выход. Он раздавал их соседям и заработал себе славу потрясающего внимательного парня, чем замазал свою репутацию сатаниста, которую ему ранее обеспечила миссис Одли.
Феликс пошел обратно в спальню и сел на кровать. Минуту посидел без движения, обдумывая, чем ему заняться сегодня, а потом неспешно стал одеваться.
Натянув джинсы и футболку, он спустился вниз.
– Тебе письмо, – Доминик указал на журнальный столик и вбил яйцо на сковородку.
– Письмо? Что в нем? Новое задание?!
– Нет. В нем благодарность от пострадавших девочек. Миранда благодарит за протез, который мы ей отправили, кажется, она и писала это письмо. – Доминик покосился в сторону Феликса. – Подписано " с любовью".
– Бр-р-р, – Феликс поежился.
Детектив закатил глаза, но промолчал.
– Я ушел.
– Тебе не...
– Я не далеко. Твой ошейник все равно меня долбанет, попытайся я сбежать, садюга!
Он громко хлопнул дверью, так, что картина на противоположной стене с треском рухнула на пол. Его действия имели какой-то смысл. Возможно. Феликс и сам не понимал этих перепадов настроения. Он уже не помнил, всегда у него был такой характер, или он изменился с тех пор, как стал демоном. Единственное, что он знал наверняка – ему становилось неловко, когда белую полосу все никак не сменяла черная. Жизнь в светлых тонах только омрачала его существование.
Маленькому демону оставалось только ждать, когда Рози постучит в дверь и даст ему дозу информации, которую он должен будет расставить по полочкам.


Впервые за три дня в дверь позвонили. Подопечная герцогини стояла на пороге, в своих неизменных ботинках и с заспанными глазами – таблетка от депрессии в глазах Феликса.
– Проходи. Ты с утра пораньше на ногах, как я погляжу, – спросил Доминик галантно.
– Спасибо. Вы, ребята, еще не слышали последние новости?
– Мы редко за ними следим. – Феликс сел напротив девушки и закинул ногу на ногу. – Обычно там сплошная ложь.
– На этот раз – нет. Убийство известного политика... Все первые страницы газет пестрят этим сообщением.
– Ты передаешь это дело нам?
– Да. Похоже на ритуальное убийство. Генри Янг был найден в своем доме связанным и обезглавленным. Всю кровь из него выкачали. Вокруг написаны странные символы... Вот, я принесла фото с места преступления. И перья черной птицы. Скорее всего, петуха, – она тяжело вздохнула и продолжила: – Свидетелей нет. Жена и дочь были на дне рождения. На этот раз информации не много. Мы узнали в полиции о том, как выглядело тело, и достали фотографии с места убийства. Они вцепились в это дело мертвой хваткой. Опрашивать родных и близких вам придется самим.
– Так даже лучше.
Феликс взял папку со стола и положил к себе на колени.
– А что говорят о нем его коллеги, Роз?
– Ничего плохого, – она отхлебнула из кружки. – Все в ужасе от произошедшего. Политиков топят, травят, нанимают киллеров... Но чтобы принести в жертву... По крайней мере, на это похоже.
– Мне нравятся его враги, они большие оригиналы, – Феликс улыбнулся, – мое уважение!
– Никто бы и подумать не мог, что его постигнет такая участь. Он занимался благотворительностью, – в очередной раз вздохнула Рози.
– О, – Феликс включил саркастический тон, – это о многом говорит!
Девушка расстреляла его убийственный взглядом, но тут же остепенилась и хитрым тоном добавила:
– Знаешь, пока ты был в отключке... Ну, после того как спасал Каролину, – она в благодарность наклонила голову, будто кланяясь, – я сделала пару твоих фото. Ты во сне такой милый. Вот смотри... Это мы с тобой. А вот здесь даже Доминик есть.
– Почему ты её не остановил?!! ДОМИНИК! – рявкнул Феликс в ужасе. – Вы совсем страх потеряли, людишки смертные!
– Я соберу коллекцию таких и разделю по временам года, – обратился детектив к мисс Дэвис с видом маньяка. Рози в спешке собрала свои вещи и выбежала на улицу, давясь от смеха и попутно ловя такси. В доме 22А, что на Риджер-стрит, воцарилась гармония, которую принесла весть о смерти человека.


Доминик сидел на персидском диване в доме Янгов и выуживал цветы из чая, который ему подала служанка. Феликс принял облик пожилого мужчины. На этот раз он хотел выглядеть представительнее и опытнее, чем его напарник. Он расхаживал взад-вперед, сложив пальцы "домиком".
Большой дом, с множеством окон, охраной и камерами наблюдения, расположенными в саду и дворе, находился в элитном спальном районе Лондона. Безутешная вдова сидела напротив, в кресле. Ребекка Янг была красивой женщиной, в черном платье под горло и белым батистовым платочком в руках. Она была похожа на многих вдов, которые теряют своих любимых мужей, поэтому Доминик вел себя тактично. Феликс придерживался слов из поговорки "Промолчи, за умного сойдешь".
– Я задам вопросы, которые вам уже, возможно, задавала полиция.
– Конечно, спрашивайте.
– Где вы были в тот вечер?
– Мы с Николь...это моя дочь... Мы были в гостях у моей кузины. У нее на днях родилась дочь.
– Почему мистер Янг не пошел с вами?
– У него была назначена конференция в тот день. Но он не пришел, и его секретарь стал звонить мне...
– В котором часу?
– Около девяти.
– Я заметил камеры наблюдения и охранников на вашей территории...
– Да. Но... как видите, толку от них...
Она закрыла лицо руками и сотряслась всем телом.
– А где ваши служанки были в то время?
– Я дала им отгул. Дело в том, что несколько служанок уволилось и те, что остались, работали без выходных. В тот день я не нуждалась в них и поэтому...
– Почему они уволились? – вставил Феликс.
Ребекка замялась.
– Из-за сложного характера Николь. Они не нравились ей...
– Она не сказала почему?
– Поймите, ей всего пятнадцать. Просто не нашла с ними общий язык, наверное...
– Каким был ваш муж?
– О! Он был... Я... Просто... Таким внимательным, заботливым. В дочери души не чаял.
– Кто первым нашел тело?
– После того, как секретарь позвонил мне, я забеспокоилась. Телефон Генри был недоступен. Я не стала тревожить Николь и поехала сама... Когда я зашла... то... Он сидел на стуле, связанный... И его голова... Она... Простите, я не могу!
Она поднялась с кресла и выбежала в сад, тяжело глотая воздух, как рыба выброшенная на берег.
– Что ж...
Доминик и Феликс, переглянувшись, поднялись с насиженных мест и поспешили на кухню, где шушукались горничные. В их глазах было любопытство, страх и то, что происходит практически с каждой женщиной, когда она видит симпатичного представительного мужчину – им хотелось пофлиртовать, но они сдерживали себя. Только дружно захихикали, когда Доминик представился. Демона они предпочли не замечать, отчего тот смешно напыжился.
Все они говорили одно и то же: "Мистер Генри был хорошим человеком", "Все это просто ужасно. Это сделали звери", "Мне он всегда нравился, помнил, когда и у кого дни рождения", "Бедная миссис Янг!", "Николь трудный подросток, я однажды видела, как она курит", "Их дочь очень красивая, на отца и мать не похожа, говорят вылитая тетя, но та умерла уже давно".
И тому подобные вещи. Через полчаса пустой болтовни служанок, напарники поднялись в комнату Николь и постучали в дверь.
– Войдите.
– Здравствуй, Николь. Я Феликс, а это Доминик. Мы расследуем дело твоего отца.
– Да, я слышала, как вы разговаривали с мамой. Проходите. Можете сесть сюда, – она указала на кресло, а сама запрыгнула на край стола. Это была красивая пятнадцатилетняя девушкой, с каштановыми вьющимися волосами и серыми глазами. Очень утонченная и высокая для своих лет. Горничные рассказали, что Николь хочет стать актрисой и через два года будет поступать в театральную академию.
– Моя мать не смогла рассказать вам всего, да?
– Мы узнали практически все. А о политических делах она мне не расскажет. Я так думаю...
– Да. Мы с мамой тепличные цветы, – она улыбнулась.
– Она первой нашла труп?
– Да. Минут через сорок мне позвонили из полиции и сообщили о гибели отца. Мама была в шоковом состоянии и не могла говорить.
– Возможно, ты знала о каких-нибудь врагах или неприятностях отца?
– Нет. Он всем нравился. В политике, конечно, не все так гладко, я понимаю. Но ничего такого я не замечала.
– Каким он был отцом?
– И отцом и мужем был хорошим. Мы много путешествовали. Он покупал все, в чем мы нуждались. Но он был против того, чтобы я поступала в театральную академию.
– Почему?
– Хотел, чтобы я пошла по его стопам.
– Это тебя злило?
– Просто выводило из себя.
– Ты не слишком расстроена гибелью отца, – заметил Феликс.
Николь помолчала минуту, потом подошла к окну и посмотрела в сторону сада, где сидела её мать.
Она повернула голову в сторону Доминика и прищурилась, улыбаясь одними глазами.
– Спросите у меня, каким человеком был мой отец.
– Но я уже спрашивал.
– Вы спросили про мужа, отца и политика...
– Каким человеком был твой отец, Николь? – серьезно спросил демон.
– Омерзительным.
– Почему?
– Я не знаю. Он был идеалом в глазах любого... Но я никогда не любила его. Плохой человек. Я жила с ним, я смотрела на него, я слушала его. Этого не скроешь. То, как он смотрит на тебя, говорит, держит чашку и ставит её на стол... Так делают плохие люди...
– Ты говоришь, что он плохой, но из-за тебя уволились служанки. Почему? – Попытался уколоть Феликс.
– Мама сказала? Они шептались у нее спиной. Говорили, что она нахлебница.
– Какие отношения были у твоих родителей?
– Мама любила его, а он любил маму.
– Этого ты не отрицаешь?
– Нет.
– Ты не удивилась, что его убили?
– Конечно, удивилась. Вот он был, и вот его нет. Но не расстроилась. Не говорите об этом моей матери, прошу.
– Не скажу. Обещаю. Если вспомнишь что-то или захочешь рассказать, – Доминик написал свои данные на листке бумаги, – вот мой адрес и телефон. А нам пора.


Воспользуйтесь платформой Pokupo.ru для монетизации творчества. Без абонентской платы и скрытых платежей, взимается только комиссия с оборота. При обороте до 30 тысяч рублей можете работать вообще без комиссии.
С Pokupo начинать бизнес легко!
По всем вопросам - к @ivelon. Или в телеграм-чат сообщества Pokupo.


дизайнеры @konti и @orezaku

0
207.370 GOLOS
На Golos с August 2017
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые