GOLOS
RU
EN
UA
vox.mens
2 года назад

[Проза] НЕХОРОШЕЕ МЕСТО

Постоянный автор: @nikulinsb
Редактор: @ladyzarulem

Слово редактора
Рассказ начинается безобидно. Но это ощущение, словно зеркало, разбивается на осколки почти на половине. На первый взгляд это байка. Но она совсем не смешная — хотя, по мере прочтения, вы улыбнетесь не раз. Она страшная. И если у вас богатое воображение, способное нарисовать описанные картины в виде живых сцен — лучше не читайте.
Странно слышать такую рекомендацию от редактора, да. Но мне реально стало страшно, после того, как я представила, что подобна ситуация может произойти и с нами — да, с меньшей долей вероятности, но все же может.
Он мне очень понравился. Или она — рассказ или байка. Все-таки, думаю, рассказ. Уж больно эпизод серьезный.


Есть у нас в области городок – не большой, но и не то, чтобы маленький. Глухая провинция, даже железной дороги нет. В городе этом все живут, как в деревне, натуральных хозяйством, словно до исторического материализма – а иначе с голоду подохнешь. Работы нет, а если и есть, то оклады такие, что только на хлеб и хватит, а картошку уже свою надо иметь. Из предприятий – мясокомбинат, рынок и больница.

Больница серьёзная, закрытого типа и подчиняется МВД. Территория каменным забором огорожена, сверху ещё и колючка натянута. И охрана с оружием. Говорят, там маньяков всяких держали да диссидентов – из особо буйных, которых когда-то давно Запад предлагал поменять на наших пойманных шпионов.

Что-то тогда не сложилось, и их банально спрятали в это учреждение, поставили диагноз и стали интенсивно лечить галоперидолом и другими витаминами. Отчего пациенты быстро приобрели такой вид, что их нельзя уже было никому показывать. Что-что, а лечить там умели. Никакой обмен им уже не грозил, и перспектива их ожидала недалёкая, благо, что кладбище у больнички было своё, там же, на территории. Раз в два года они проходили врачебную комиссию – на предмет возможного улучшения самочувствия и выписки – но надежд не строили.

Был там один шустрый еврей, всё хотел попасть к своим, на Землю Обетованную. На каждой комиссии вместо «здрасте» говорил им – «на следующий год в Иерусалиме», что, естественно, никак не тянуло на выздоровление. Так вот. У него в личном деле, в диагнозе, прямо указано было, что псих он окончательный и бесповоротный, так как предсказывал, дурашка, что и КПСС, и социализм, да и, страшно подумать, весь СССР — не переживут 1991 года.

А в январе 1992 года – очередная комиссия. Еврей там рыпнулся – мол, вот он я каков, выпускайте. А указаний никаких нет, и что вообще в стране происходит – непонятно. И дело-то не в том, что он прав, они там все правы, потому и сидят, – а что делать-то? Разволновался главврач – никто не хочет неприятностей, приказывали одни, сейчас пришли другие, а отвечать будут третьи… В общем, посовещалась высокая врачебная комиссия и приняла решение об интенсивной терапии в связи с обострением. Все решили, не один главврач. Вкололи бедняге сразу всего – от всех болезней, включая простуду, и сердце не выдержало. Собрали снова комиссию, уже в рабочем порядке, да списали болезного, и закопали в крайнем ряду. Всё, в списках не значится… Спустя какое-то время зачастили комиссии из Москвы, кого-то там уволили, кого-то посадили, смягчили режим и передали больницу в ведение Минздрава.

В городке, где больничка стояла та, жила Ленка Михеева. Мать ее на рынке торговала, а она школу только закончила. Отец давно уже помер. Очень Ленка хотела врачом стать, но в доме денег не водилось, так что – этот путь не годился. Вдруг в больнице местной объявляют набор на курсы медсестёр с последующим трудоустройством – то, что надо! Мать, правда, пробовала отговорить – больно слухи нехорошие о заведении ходили. Люди в их городе пропадали – утром уходили на работу, а вечером не приходили, так и сгинули. Все они в больнице этой работали, а персонал говорит – причём тут мы? Они от нас ушли вовремя, на проходной их все видели... А Ленке-то что делать? Больше идти некуда. Эх, ей бы в армию, на всё готовое. Но не берут, а в больницу – взяли.

Оформили ей пропуск, прошла Ленка медосмотр на месте (серьёзный такой, со сдачей анализов, с кардиограммой и флюорографией), включили её в бригаду по обслуживанию спецкорпуса. Сутки дежуришь, потом сменяет другая бригада. Начальник над всеми бригадами, Аглая Петровна, худая женщина с острым носом и не менее острым взглядом. Охранница на этаже, вооружённая палкой и электрошокером (она Ленку знала, они жили в соседних домах) рассказала, что это жена главврача, и лучше от неё держаться подальше и молча слушаться. Обязанности простые – пациентам еду раздать, уколы вколоть, приём лекарств проконтролировать, посуду собрать и т. д.

В конце коридора, за стальными решётками, сидели больные строгого режима – маньяки да людоеды. Ленка заметила, что один из них, симпатичный парень лет около тридцати – не спускает с неё глаз, чуть грустно улыбается и пытается поймать её взгляд. Охранница посоветовала близко не подходить, объяснив, что этот пациент испытывал оргазм только в момент смерти пойманной девушки. Он втыкал нож ей в живот и внимательно смотрел ей в глаза. За это и попал на принудительное лечение. Хотя какое уж там лечение… Убили бы сразу, всем было бы спокойнее, в том числе – и ему самому.
Однажды в пятницу приходит Ленка на работу, смотрит – стоит у корпуса чёрный микроавтобус «Мерседес» с московскими номерами и наглухо тонированными стёклами. А по больнице идёт какая-то суета и шорох. Она быстрее к охраннице знакомой, мол, что происходит-то? Та говорит:

– Не к добру это. После таких визитов обязательно кого-то в больнице недосчитаются. Ходят слухи – когда в Москве большому начальству органы нужны для пересадки, и подходящего не находится, то едут в такие спецбольницы и отбирают там. И если подойдёт кто-то – не смотрят, пациент это или персонал… – охранница вздохнула и продолжила, – многие хотели бы в этот день отгул взять, но они приезжают всегда неожиданно. Так что – смотри в оба.

В обед в больничной столовке был гуляш из говядины. Новенькая на раздаче улыбнулась Ленке и положила щедро, с горкой. А после обеда скрутило у неё живот. Врачиха на осмотре сказала – аппендицит, нужна срочная операция. Слава богу, что в её полисе такая услуга бесплатная, её сейчас же прооперируют в больничной операционной. Скрюченная от боли Ленка удивилась – ей же два года назад аппендицит уже вырезали? Но докторша сказала, что это бывает: «воспаление основания недостаточно купированного отростка…» Ленку быстро раздели догола, на каталку – и в операционную. А там уже очередь скопилась – она была третья.

Вкололи ей наркоз, и она слышит ясно и чётко, как врачиха спрашивает:
– Обе почки будем брать или одну?
На что хирург отвечает:
– Обе. Вторая ей уже всё равно не понадобится.
Они же не знали, что не действует на Ленку наркоз, это ещё в школе у зубного выяснилось. Она повела глазами влево-вправо, чтобы оценить обстановку.

Врачиха, хирург и охранница с дубинкой и электрошокером. А на ближайшей каталке –мужик незнакомый, а на другой каталке – её подруга-охранница. Сообразила Ленка, что их всех троих приготовились потрошить, и надо срочно что-то делать. Она резко спрыгнула с каталки, схватила со стола скальпель и приставила его к шее охранницы, одновременно сорвав у неё с пояса электрошокер. Хирург кинулся к ней, Ленка ткнула его шокером. Раздался треск и его отбросило на пол.
– Ни фига себе моща! – удивилась Ленка, – прибор явно не любительский.
Потом ткнула шокером охранницу с палкой, а врачиху пожалела. Освободила привязанного мужика и подругу-охранницу, крикнула:
– Накиньте халаты и бежим к машине!

Те уже давно поняли, какова цель хирургического вмешательства в их организмы и мигом вскочили. Вдруг мужик хватает стул и кидает его в докторшу – та как раз доставала из плечевой кобуры пистолет. Ленка подскочила и вырубила её шокером, забрав волыну. Мужик одобрительно кивнул, она кинула ему пистолет и они побежали. Вдруг мужик крикнул ей – стой! Она остановилась, он схватил висевший на вешалке халат и кинул ей. Она вспомнила, что совсем голая, запахнулась халатом.

Чёрный микроавтобус так и стоял вплотную к выходу. Мужик неторопливо обошёл его и легонько постучал в водительское стекло. Стекло опустилось, он разбил его пистолетом, вытащил водителя и ударил его рукояткой по голове. Ленка и охранница сели и закрыли двери. Автобус медленно и солидно подкатил к воротом и тихонечко посигналил. Охранник выглянул, недоумённо посмотрел, пожал плечами, ворота начали медленно открываться. Но тут взвыла сирена. Микроавтобус взревел мотором и буквально продрался сквозь ворота, процарапав свои бока.

– Поехали! – негромко сказала Ленка, оглядываясь на больницу.
– Гагарин хренов, – пробурчал мужик, с уважением покосясь на неё.
Пока ехали – познакомились. Мужик этот раньше был крупным предпринимателем в Москве, брал подряды в мэрии, давал откаты – всё как у людей, дела шли в гору. Однажды он получил очень крупный подряд на реставрацию гостиницы и торгового центра, и конкуренты его убрали. Нет, они не нанимали киллера, не «заказывали» его Следственному комитету, гораздо проще – написали заяву, что он псих и нуждается в лечении, проплатили – сколько там по таксе, и всё. Приехала скорая прямо к нему в офис, спеленали – и на комиссию. Комиссия применила к нему старый испытанный диагноз – «вялотекущая шизофрения» (его раньше ставили всяким несогласным, а после развала Союза применять стеснялись, но сейчас он оказался снова востребованным). Предпринимателя на комиссии спросили – он признаёт, что псих? Он ответил – «нет» и получил «расщепление сознания, потерю ощущения реальности». Ну, а если бы ответил – «да» – то и подавно псих, раз сам это понимает. В общем, отвезли его в ту самую спецбольницу. Анализы показали, что его сердце очень хорошо подходит для пересадки очень важному человеку – и всё. Ничего не поделаешь – это как шальная пуля на войне.

...Проезжая мимо гаражей, увидели бесхозный жигуль – пересели в него. Встал вопрос – что делать дальше, куда ехать? У Ленки с охранницей предложений не было. Тогда мужик сказал:
– Есть у меня знакомый генерал ФСБ, я ему как-то крепко помог, у него дача в Звенигороде. Можем попытаться прорваться туда, он меня помнит. Если не испугается и если сам не замешан – может, и поможет. Или убьют без мучений.
Ленка спросила:
– А что, он может быть замешан?
– Ну, кто-то же их крышует из силовиков, – ответил предприниматель, – почему бы и не он? Но других генералов я не знаю, а с незнакомыми они не разговаривают.
Иных вариантов не просматривалось, и они поехали.
Машину оставили около въезда в дачный посёлок, на дачу пришли пешком. Их впустили и разместили в гостевом домике, что вселило некоторую надежду – и не выгнали, и не убили. Ну, хотя бы – пока.

Генерал внимательно выслушал старинного приятеля и задумался.
– Ваше счастье, что я не при делах, – сказал он, – то есть, это явно не наши. Но какой это уровень – я сейчас и представить не могу. Завтра съезжу в Москву, поспрошаю про вашу команду доноров – печень, почки и сердце, в одном наборе, – усмехнулся он. Помолчал и посмотрел ему прямо в глаза:
– А если предложат размен – отдайте почки и печень, а сердце берите себе? Мужик подумал и сказал тихо:
– Они мне жизнь спасли.
Генерал усмехнулся:
– Ну, не мне же…

На следующий день генерал уехал рано и вернулся только глубокой ночью. Позвал приятеля, налил по стопке коньяка, рассказал:
– Уровень оказался ниже, чем я боялся, но выше, чем могу. Договорились так: тебе оформляют справку о том, что диагноз не подтвердился, про твоих подруг вообще разговора не было – пусть идут, куда хотят, одно условие – в тот городок больше ни ногой. Все вопросы пусть утрясают только по телефону. Больницу ту перепрофилируют – давно уже собирались. Вот такое джентльменское соглашение. –– – Джентльменское? – переспросил наш мужик.
–Джентльменское, – сурово подтвердил генерал. – Всё, будут деньги – приходи...

P. S. Закончилось всё хорошо. Больницу перепрофилировали, как и обещали. Персонал – кого по сокращению, кого – на пенсию. Кладбище не трогали – мало ли, кого там откопаешь… Предприниматель вернулся в Москву, замутил новый бизнес с новыми компаньонами, но стал держаться гораздо скромнее, на рожон не лез. Тетка-охранница уехала жить к сестре в Мурманск, а Ленку мужик взял к себе на ресепшн – за бойкость и внешность. Приглянулась она ему.

дизайнеры @konti и @orezaku

 Платформе Pokupo.ru требуется человек, который сможет организовать маркетплейс для Голоса. 
От нас - площадка, инструменты и 20% от прибыли.  От вас - предприимчивость, владение темой и упорство. 

Подробности в посте.  Все вопросы - @ivelon или в телеграм-чате. 

0
62.848 GOLOS
На Golos с August 2017
Комментарии (24)
Сортировать по:
Сначала старые