GOLOS
RU
EN
UA
vox.mens
в прошлом году

[Проза] Царь подводных драконов (рассказ из цикла Пряности) Часть 1

Автор: @ondatr
Редактор:@nikro

Продолжение морского путешествие, начавшегося уже довольно давно на страницах нашего виртуального журнала. Последнее упоминание о приключениях "Беатрис" можно найти по ссылке

К вечеру облака слева стали ближе и окрасились в багровый цвет. Земля по правому борту тоже приблизилась. Свободные от вахты матросы следили за стаей белых птиц на тонких ногах. У птиц были розовые крылья и маленькие головы на длинных шеях с клювами похожими на сабли сарацин. Эти существа бродили на мелководье, равнодушно поглядывая на проходящее судно. Родригу время от времени выносил на палубу свой портулан, расстилал его на досках и, загораживая карту спиной от ветра, переносил на пергамент рисунки, сделанные на досках углём.

В сумерках каракка бросила якоря в небольшой бухте. После недолгого дрейфа, отдав морю значительную часть канатов, судно нащупало грунт и остановилось, разверчиваясь кормой к западу.

На рассвете капитана поднял на ноги голос рулевого.

– Паруса!

– Где? - Родригу вместе с Аджиамбо уже стоял возле румпеля, вертя головой.

– Вон они! - тимонейро вытянул руку, указывая на недалёкий обрывистый мыс, выступающий в море. На фоне бордовых скал, почти сливаясь с ними, виднелись три больших красных прямых паруса. Они принадлежали трём небольшим кораблям типа ханьских дзянсу.

Нехорошее предчувствие закралось в душу Родригу.

– Ступай в каюту, - он повернулся к Аджиамбо.

– Может, выбрать якоря? - предложил Гонсалу, в эту минуту появившейся на палубе.

– Поздно, - тихо сказал капитан, пересчитывая головы людей, сгрудившихся вдоль бортов кораблей, охватывающих "Беатрис" подковой.

Бушприт одного из судов украшал дракон, выкрашенный жёлтой краской.

– Господи! - воскликнул помощник, разглядев белые зубы и чёрный язык в открытой пасти дракона. - Это же разбойники Палембанга!

– Так и есть, - подтвердил капитан, не раз слышавший рассказы в тавернах Суматры о дерзком правителе, засевшем в глубине острова в городе, обнесённом стеной из человеческих черепов.

– Говорят, что этот парень выстроил себе дворец в глухом лесу и, что он сколачивает там корабли, а те по узкой, но глубокой реке выходят в открытое море и грабят купцов. А тайный проход охраняет колдун, который делает реку невидимой.

– Всё это сплетни, - сказал Родригу, скрывая волнение. - Посмотрим, что им нужно.

Тем временем судно, украшенное драконом, подошло ближе и, опустив парус, бросило якорь в опасном соседстве с "Беатрис". Остальные держались чуть сзади, убрав паруса и маневрируя на вёслах. На корме передней джонги да Косте удалось разглядеть закреплённый там толстый ствол бамбука, направленный на его каракку.

К удивлению португальцев на палубе разбойничьего корабля появилась знакомая фигура в грязной заношенной до дыр сутане.

– Святой отец! Вы ли это? - крикнул Родригу.

– Увы, сын мой. Ты видишь перед собой смиренного, несчастного служителя истинной веры.

– Святая Дева Мария! Как вы оказались на этой джонге?

– Уж и не знаю, в чём я согрешил пред Господом и, в чём провинился. За что он позволил мне попасть в руки служителя дьявола? Может, всё дело в гордыне моей непомерной, или в сомнениях, что я не смогу примирить язычников с Иисусом. А, может, то и другое.

– Да, говори толком, монах. Дьявол тебя намочи в море и высуши! - не выдержал Гонсалу.

– Ты всё также нетерпелив, богохульник. А история моя не такая простая.

– Я заметил, святой отец, что у вас не бывает простых историй, - улыбнулся Родригу, краем глаза наблюдая за туземцами, стоявшими за спиной священника.

– Истинно, говоришь, - пылко откликнулся монах. - Возомнил я, что туземцы на побережье давно подвержены червоточине ислама, поэтому и решил продвинуться со светом истины вглубь Сумадеры, где ещё живут агнцы, не вкусившие еретической заразы. Труден был путь мой и тернист. Сплавлялся я на брёвнах по ручьям и следовал к цели пешком, набивая на стопах мозоли. Блохи кусали меня, и древесные муравьи выгрызали дыры в моей плоти, аки гвозди в ладонях Иисуса. Ночами не спал я, дрожа от звериного воя и рыка, и шипения ядовитых змеев, толстых, словно корни гигантских деревьев. Но, видно, Господь смилостивился и не дал мне пропасть в дремучих лесах. Промысел божий вывел меня к реке, а там стояла крепость и была там пристань, и правит там султан из рода Палембангов...

– Об этом я уже догадался, - сказал капитан, заметив высокого туземца, отодвинувшего в сторону монаха и повернувшего к святому отцу лицо.

Туземец был одет в узкие шёлковые красные шаровары. Его плечи прикрывал парчовый кафтан белого цвета, расшитый золотыми нитями. Он что-то сказал монаху, а тот снова обратился к Родригу.

– Поскольку я, страстно молясь и потея, усердствуя ночами и при солнечном свете, выпросил у Господа особую милость из проповеднических побуждений, Святой дух снизошёл на меня и наградил меня способностью нести слово божье местным язычникам на их собственном наречии...

Туземец, мощные плечи которого обтягивала белая ткань, нетерпеливо ткнул кулаком в спину монаха.

– Да, да. Сейчас, - спохватился священник. - Правитель Палембанга спрашивает: - Не ты, ли капитан Родригу, человек, служащий благочестивому, тьфу, Халебу?

– Скажите султану, что он не ошибся.

Прислушиваясь к словам туземца, монах продолжал:

– Правитель рад долгожданной встрече с тобой и приглашает гостя на борт своего быстрого лоу-чуаня.

– Уже иду, - крикнул капитан и приказал спустить на воду шлюпку.

Через пару минут он стоял на палубе джонги рядом с султаном, украдкой поглядывая в сторону кормовой башни и толстого ствола бамбука. В свою очередь местный султан с любопытством щупал рукоять кинжала, торчавшего за кожаным поясом португальца.

– Правитель приглашает тебя, маэстро, вкусить плодов леса, - монах сделал движение рукой, и толпа людей расступилась. В тени мачты Родригу увидел чистую циновку. Сверху лежали ковёр и две подушки, а на ковре стояли медные блюда с едой. Кувшин с высоким горлышком дополнял картину. Капитан за всё время тирад монаха сумел хорошо рассмотреть султана. Человек средних лет почти одного роста, что и Родригу, обладал твёрдым взглядом и умным лицом с твёрдой линией подбородка.

Да Коста приложил руку к груди, поклонился и, подождав, пока султан займёт своё место, уселся напротив. Монах пристроился прямо на досках палубы, пытаясь разобрать, что быстро начал говорить туземный вождь.

– Ты почти полгода не платил правителю пошлины. Это не уважение, но султан не воспринимает это, как оскорбление его чести и просит называть его милость по-простому - Искандер-шах. Правитель считает, что самое ценное для такого храброго моряка, переплывшего огромный океан - это время. Вся жизнь - игра, подобная чатуранге[1] или ханьской сянцзи. Если ты выиграл время, значит - выиграл партию. Искандер-шах внимательно следил за твоими успехами. Теперь - пришло время выигрывать королю Палембанга...

Монах на пару мгновений приложил ухо к губам султана, а затем поднял глаза на капитана.

– Искандер - шах хочет получать половину от четвёртой части всех грузов, принадлежащих тебе по соглашению с Халебом.

Родригу, не мигая, встретил твёрдый взгляд туземного короля.

– Я ценю дружбу с Халебом, но также ищу новых друзей и покровителей. Если султан окажет мне такую милость, то я готов платить ему пятую долю от четвёртой части.

– Султан говорит, что ты очень практичный человек и умеешь вести переговоры. А, что, если он сожжёт твой корабль прямо сейчас?

– Той трубой, что стоит у него на корме? Греческий огонь - хорошее оружие, но тогда моё судно пойдёт ко дну вместе с грузом. А это означает, что останутся в большом убытке сам Халеб и ханьский купец, уже оплативший товар. Думаю, что ссориться с людьми хань не входит в планы шаха. Я слышал, что у них есть огромные трехъярусные ша-чуани, где стоят метательные устройства, извергающие огненные копья. Эти джонги не очень быстрые, зато моряки хань злопамятны и воинственны...

Султан нетерпеливо поднял руку.

– Искандер-шах уважает твоё мужество и храбрость. А ещё он уважает достопочтимого Халеба. Султан делает тебе последнее предложение. Четвёртая доля от четвёртой части. Правитель рекомендует тебе согласиться. Если ты скажешь "нет", он не станет жечь твой корабль, а просто отберёт половину груза.

– Хорошо, - с показной грустью и покорностью склонил голову капитан. - Только из уважения к шаху и только со следующего рейса. По рукам?

Родригу протянул шаху ладонь. Султан, выслушав перевод монаха, тоже нехотя вытянул в сторону маэстро руку.

– Правитель говорит, что ты большой мастер словесных сражений. И в знак заключённой сделки, шах предлагает отведать вот этой рыбы из его реки и окорок дикого кабана из его леса.

– Святой отец! Скажите султану, что я не голоден и прошу простить мой отказ, но я с удовольствием осмотрел бы его прекрасный корабль, который просто слепит глаза своим великолепием и мощью.

Правитель, польщённый словами капитана, согласно кивнул, что-то сказал и рассмеялся.

– Шах говорит, что понимает твою осторожность. Но яды в пище - не его методы игры. Тем не менее, он с удовольствием покажет судно.

[1] Чатуранга - первая известная игра - прародитель шахмат. Появилась в Индии не позже VI века нашей эры.


Торговая платформа Pokupo.ru


дизайнеры @konti и @orezaku

0
162.652 GOLOS
На Golos с August 2017
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые