Часть 1.01. «...Разведывать накрепко о замыслах неприятельских...» Петр Первый

Кто предупрежден, тот вооружен.
Изречение, восходящее к началу XVI в.

   Государственный строй и военные взгляды Петра I    


Во время царствования Петра I в России оформилась абсолютистская монархия. Для помощи в делах внутреннего управления в первый период своего царствования Петр создал из бывшей Боярской думы так называемую "ближнюю канцелярию" из бояр под председательством князя Ф.Ю. Ромодановского, некоторые приказы переименовал и многие приказы упразднил. В 1711 году был учрежден Правительствующий сенат из девяти сенаторов для руководства судебной, административной и экономической жизнью страны. В 1718 году для руководства всеми основными сторонами государственной деятельности были учреждены коллегии.  

Создание коллегий упразднило все многочисленные старые приказы и всевозможные канцелярии. Президенты коллегий сначала входили в состав Сената, но с 1722 года там были оставлены только три президента коллегии — военной, адмиралтейской и иностранных дел. Каждая коллегия состояла из президента, вице-президента и нескольких членов коллегии — советников и асессоров.  

В 1708 году вся Россия в административном отношении была разделена на восемь губерний. Во главе каждой губернии стоял обладавший всей полнотой власти губернатор, которому подчинялись воинские силы губерний. С 1715 года были учреждены должности вице-губернатора, ландрихтера и обер-провиантмейстера; ланд-рихтер ведал судебными делами, а обер-провиантмейстер — сбором хлеба.  

Завершением административной реформы явилось создание в 1719 году вместо губерний 50 провинций во главе с воеводами, подчинявшимися коллегиям и Сенату. Каждая провинция делилась на дистрикты во главе с комиссаром из местных дворян, подчинявшимся воеводе.  

Из этого краткого обзора видно, что проведенные Петром I реформы государственного и административного устройства России привели к созданию более стройной системы, чем запутанная приказная система Московской Руси.  

Создание централизованного аппарата преследовало две цели — обеспечение безопасности от бунтов и восстаний внутри страны и усиление обороны государства от вторжений иноземного врага. 

В строительстве вооруженных сил России у Петра I были четко определенные взгляды. Без наличия определенных военных взглядов Петр не создал бы регулярной армии и не добился бы таких блестящих успехов, в короткий срок выдвинувших Россию в ряд великих держав.  

Комплектование вооруженных сил на основе рекрутского набора (в противоположность наемным армиям Запада) и твердая система обучения и воспитания войск создали основу регулярной армии, чего не было в государствах Западной Европы. Это позволило Петру I намного опередить военное искусство Запада. Разгром шведских интервентов под Полтавой был новым этапом в развитии тактики и стратегии.  

Какой же политический принцип лежал в основе внешней политики Петра и создания русских вооруженных сил?  

Это была настоятельная необходимость возврата русских владений на побережье Балтики, некогда захваченных шведами. От решения этого вопроса в тогдашней международной обстановке зависели и остальные внешнеполитические вопросы. "Прорубить окно в Европу" можно было только вооруженными силами, поэтому внешняя политика и военная стратегия России должны были быть активными. В соответствии с этим Петр со своими помощниками и создавал вооруженные силы.  

Иноземные государства стали уважать Россию, как могущественную великую державу, только благодаря тому, что ее внешняя политика, начиная с Петра I, подкреплялась блестящими победами русского оружия на суше и на море. Академик Тарле в своем исследовании "Роль русского военно-морского флота во внешней политике России при Петре I" пишет: "Поистине огромно было влияние русского Балтийского флота на исход Северной войны. Самый факт существования новых и уже значительных военно-морских сил круто менял грандиозную картину русско-шведского спора. Но ведь этот флот не стоял на месте, он непрерывно вел боевые действия. Флот помог армии завоевать Финляндию, он победил шведов у Гангута и Эзеля, уничтожил много металлургических заводов на берегах Швеции, и можно было ждать, что он произведет громадную высадку около Стокгольма.  

Англичан уже не удивляло, а раздражало и пугало новое поведение Петра, новый язык русской дипломатии при объяснениях с ним".[1]  

Россия при Петре I превратилась в централизованное абсолютистское государство помещиков и купцов, где с крестьянства "драли три шкуры". Можно было ожидать, что внутреннее положение России будет неблагоприятным для ведения войны, но, несмотря на это, она вышла из войны победительницей и заставила Швецию капитулировать.  

В чем же здесь дело? Неужели необходимая прочность тыла была достигнута только с помощью полицейско-бюрократического аппарата и карательных экспедиций? Конечно, нет. Несмотря на крестьянское восстание, возглавленное Кондратием Булавиным, волнения башкир, "шаткость" запорожского казачества и другие проявления протеста со стороны низших масс населения против внутренней политики петровского государства, тыл России в борьбе со Швецией оказался достаточно прочным.  

В многочисленных письмах Булавина и его сторонников, направленных царю, красной нитью проходит мысль, что восстали они не против царя, а против несправедливого нарушения царских указов работниками государственного аппарата. В письме князю Долгорукому булавинцы просили его похлопотать, чтобы царь не присылал на Дон своих войск, чтобы не произошло какого-либо кровопролития и "чтоб иным государствам не в посмешество было". Последняя фраза показывает патриотизм булавинцев, считавших, что присылка царских войск вызовет ненужное кровопролитие и отразится на престиже России, который они понимали и за который стояли, как истинно русские люди.  

Следует подчеркнуть, что Булавин отвергал всякую мысль о возможности его совместных действий о вторгшимся в пределы России Карлом ХII, не говоря уже о практической связи о его агентами.  

Измена гетмана Мазепы не могла расшатать тыла России. Карл ХII, рассчитывавший, что Мазепа поднимет всю Украину, просчитался; Мазепа смог привести к шведам только небольшую горстку казацкой старшины и несколько тысяч казаков. Да и среди них многие быстро поняли обман Мазепы. Часть старшин во главе о миргородским полковником Данилой Апостолом и многие казаки вернулись к Петру с повинной и загладили свою вину в боях с шведскими оккупантами. Украинский народ не только не поддержал шведов, но довольно широко развернул партизанскую войну против иноземных захватчиков, активно содействуя регулярным и партизанским частям русской армии в истреблении врага. Несколько партизанских отрядов возглавляли полковники Данило Апостол и Гнат Галаган.  

Противники политики Петра, группировавшиеся сначала вокруг царевны Софьи, а затем вокруг царевича Алексея, не смогли быстро организоваться и создать угрозу тылу. Первая группировка была энергично ликвидирована Петром в самом зародыше, а ее опора в лице стрелецкого войска была уничтожена навсегда. Вторая группировка, надеявшаяся на царевича Алексея, была еще менее активна, хотя и опасна. После Полтавы и Гангута эта группировка не могла рассчитывать на массовую поддержку в стране и в случае своего выступления могла опереться лишь на раскольников.  

Несмотря на глубокую социальную рознь между русскими помещиками и крестьянами, в дни, когда родине грозила опасность , народ шел за родину, надолго отбивая у врага охоту лезть в русские пределы. Так это бывало и до Петра, было во время его правления и после него, например в 1812 году.  

Петровская армия росла и училась в непрерывных боях. Дело, за которое сражались вооруженные силы России, было понятно всем — от рядового солдата до генерала. Русскому народу были памятны периоды захвата шведами исконных русских земель. Были живы не только воспоминания о бесчинствах шведских оккупантов, но оставались еще и живые свидетели — отцы петровских солдат, воевавшие со шведами в 1656 - 1658 годах. Поэтому война со Швецией рассматривалась русским народом как совершенно справедливая и имеющая своей целью возвращение исконных русских территорий.  

В этот период дальнейшее экономическое развитие России тормозилось отсутствием прямого выхода в Балтийское море. Это вполне оправдывало начало войны, а неудача под Нарвой не сломила духа русской армии. Солдаты обвиняли в неудаче "немцев", то есть наемных генералов, изменивших долгу, и не поддались панике. Это было очень важно, так как армия была только что создана и, если не считать Азовских походов, была совсем неопытная. 

Петр расценивал поражение под Нарвой как результат отсутствия у молодой русской армии боевой выучки, что и дало в руки противника временное превосходство.  

В первые годы своего существования русская армия находилась в зависимости от иностранного офицерского состава. Наемники — офицеры и "фельдмаршалы" типа де Круи (под Нарвой) и Огильви (попавшего в окружение под Гродно) оказались негодными и подали мысль Петру о необходимости растить собственные кадры русских офицеров и генералов. За небольшой срок, восемь-десять лет, в русской армии выросли свои талантливые полководцы, такие как фельдмаршал Шереметев, князь Меншиков, генерал Репнин, Вейде и Я. Брюс.  

Нельзя не отметить и полководческого искусства самого Петра. Не повторяя общеизвестных высказываний о его одаренности, отметим только его широкий стратегический кругозор и уменье принимать правильные решения, соответствующие конкретно сложившейся обстановке. Свойственны были Петру и разумная осторожность и стремление добиваться успеха с наименьшими потерями.  

В начале войны со шведами Петр решил нанести главный удар по Нарве в расчете, что малочисленность ее гарнизона и отдаленность главных сил Карла ХII позволят развить успех. Когда это не удалось, то, оценив обстановку, Петр принял решение овладеть низовьями реки Нарвы, разрезав пополам ингерманландскую группировку шведов, и на этот раз добился успеха”.  

Когда шведский король Карл, занятый войной в Польше и Саксонии, прекратил военные действия против русских, Петр максимально использовал передышку для обучения армии и создания собственной военно-промышленной базы, заложив таким образом основы для последующей победы.  

Тактика Карла при вторжении в пределы России была построена на использовании внезапности. Его переходы ("марши — маневры") поражали прежних его противников загадочностью. Петр же внимательно изучал противника и сообразно этому строил свою тактику. Карл негодовал на "азиатские" методы ведения войны, принятые Петром. А методы эти исходили из глубокого анализа тактики врага, театра военных действий и состояния собственных вооруженных сил.  

Петр применял тактику заманивания противника в ловушку, что говорит о его военной хитрости; применял методы партизанских действий регулярными и нерегулярными отрядами, изнурявших противника; истреблял продовольствие и фураж на пути его следования; постепенно лишал его союзников и, наконец, прервал его коммуникацию с основной базой — Швецией. Петр правильно оценил опасность нахождения шведских войск близ вновь созданной столицы — Петербурга и в трудных условиях создал военно-морской флот, ставший потом одним из решающих факторов победы над Швецией.  

У Карла ХII были такие опытные и искусные полководцы, как Левенгаупт, Шлиппенбах и Рейншильд, о которых в Европе сложилось мнение как о военачальниках, сделавших шведскую армию непобедимой. Но постепенно, шаг за шагом, русские начали их бить и, наконец, под Полтавой заставили высокомерных шведских полководцев сдаться в плен.  

Военная политика Петра обеспечила исход этой войны в пользу России. Признавая за военной доктриной Петра I наступательный характер, следует оказать, что она исторически оправдывалась всем ходом развития России. Хотя Петр и не считал, что развитые государства Запада могли бы превратить Россию в колонию, но он прекрасно понимал необходимость активной борьбы с вековой отсталостью и необходимость укрепления военного могущества страны.  

Этой идее были подчинены все мероприятия Петра в области военной реформы. Она пронизывала все его указы, касавшиеся теоретических и практических вопросов строительства вооруженных сил. Петра I можно считать не только крупным русским полководцем, но и крупным военным теоретиком. Это подтверждается созданием им регулярной армии и военно - морского флота, творческой работой над уставами, созданием разведки и активным руководством ею.  


   [1] Академик Е.В. Тарле "Роль русского военно-морского флота во внешней политике России при Петре Первом", журнал "Морской сборник" № 10, 11, 12, 1946 г.      

Продолжение следует...


историяобразованиеапвот50-50культураполитика
24
0 GOLOS
0
В избранное
cap61
На Golos с 2018 M01
24
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые