«Премьера Голоса». Повесть Михаила Кошелева «Ostap Bender 2020 v.3.0» (часть 4-я)


Обложка @konti


Автор: Михаил Кошелев @gektor


Продолжение. Часть 1-я, часть 2-я, часть 3-я


Часть 4-я

Выходя из инспекции по архитектуре и строительству, Остап и Иннокентий увидели митинг обманутых дольщиков. Остап остановился и стал разглядывать митингующих.

Ему очень понравился плакат, которым размахивал один из протестующих: «Дайте жильё или отдайте наши деньги!»

Остап немного постоял перед надписью, передёрнул плечами и обратился к Иннокентию:

— Расскажи-ка мне, друг Кеша, кто и кого здесь обманул без моего разрешения и не поделился с детским домом?

— А вы что, не в курсе? Это же сплошь и рядом по стране. Собирают бабки якобы на строительство жилых домов, даже роют котлован для вида, а потом исчезают вместе с деньгами.

— С деньгами, говоришь?

— Да, с большими деньгами.

— Ай-яй-яй! Как некрасиво! А как найти эти деньги?

— Если знать схемы, юрлица и фамилии, то, в принципе, концы найти можно. Но это и трудно, и опасно.

— Для кого опасно?

— Для тех, кто ищет украденные деньги.

— Поэтому их не ищут?

— Ну почему же, ищут. В МВД целое управление киберполиции по расследованию финансовых махинаций работает. Только результат — вот он, на митинге.

Остап ещё раз глянул на потерявших всякую надежду митингующих, положил ладонь Иннокентию на плечо и спросил:

— Как ты думаешь, мой юный друг, кто работает лучше: управление киберполиции города или наш скромный боец невидимого фронта Олег?

— Я не встречал никого лучше Олега. Мало того что он в мегахакер, у него ещё и эйдетическая память. Ничего не забывает, – ответил Иннокентий и улыбнулся. — Он просил никому об этом не говорить.

— И не надо говорить. Надо найти деньги этих несчастных. И направить их в нужное русло.

В это время к ним подошла стройная девушка в деловом костюме.

— Вы тоже обманутые дольщики? — спросила она.

— Нет, — ответил Иннокентий.

— Да, — поправил его Остап. — А вы я вижу, возглавляете это небольшое, но перспективное протестное движение масс?

— Нет. Они собрались без моего участия. Просто хочу помочь. У меня на то свои причины. Веские.

— Меня зовут Остап. А этот милый юноша — Иннокентий. Он тоже жаждет справедливости, — Остап протянул девушке руку. — А вас, простите, не расслышал имени?

— Полина, — она пожала руку Остапу. — Мне известны схемы и виновники обмана.

— А вот это уже интересно! — сказал Остап. — Не просветите нас в двух словах?

— В двух словах не получится. Если интересуетесь — вот моя визитка. Можем созвониться и побеседовать на этот счёт. Извините, мне пора. Сейчас ещё дольщики подъедут. Будем требовать встречи с мэром.

Девушка лёгкой походкой направилась к митингующим. Иннокентий с открытым ртом провожал её взглядом. Остап вернул его на землю:

— Друг мой, Санчо! Ты впервые увидел так близко особь противоположного пола? Или тебе имя Полина понравилось? Закрой рот и вытри слюну. Это не просто девушка. Это наш бронебойный снаряд в пушке народной справедливости. А всё остальное относительно неё оставь в своих грёзах. Нас ждут большие дела. Тебе будет не до этого. Один очень умный человек как-то сказал мне за стаканом чая: «Остап! Ограбить грабителя — это не грех. Грех — не ограбить его. А ещё больший грех — не пустить его по миру».

Остап спрятал визитку Полины в карман.

— Ну что, пойдём искать украденный клад. Нам на карманные расходы понадобится твёрдо конвертируемая валюта.


***

Полина Римшевич окончила юрфак по международному праву с золотой медалью, что само по себе никого не удивило. Она с первого курса стремилась стать лучшей. Для окружения Полины казалось странным то, что дочь олигарха отказывалась от всего, что могло помешать учебе. В то время как золотая молодёжь отрывалась в ночных клубах и на престижных курортах, Полина грызла гранит юридической науки с упорством бобра в период строительства плотин.

Блестящая защита дипломной работы на французском языке лишний раз подтвердила обоснованные претензии Полины на звание лучшей выпускницы за всё время существования вуза.

Казалось, девушку ждала блестящая карьера в крупной юридической фирме города «Юстиниан». Стараниями отца её приняли сразу на должность заместителя начальника отдела по международному праву.

Однако на этом помощь родителя внезапно прекратилась из-за очередного витка борьбы с олигархией в стране. Отец Полины вынужден был срочно выехать в Лондон, чтобы избежать ареста.

Основатель и владелец «Юстиниана» мгновенно сориентировался в сложившейся обстановке и перевёл Полину работать в архив. Его заместитель пытался уговорить шефа вообще уволить дочку опального олигарха от греха подальше. Но глава фирмы ответил: «Оставим. Мало ли что. Очень ценная заложница на всякий случай. А уволить всегда успеем».

Уволить Полину «всегда успел» заместитель генерального, когда временно исполнял обязанности главы фирмы.


***

Полина допоздна засиживалась в архиве компании, изучая дела, которые когда-либо вела её фирма. Постепенно она начала понимать, как «Юстиниан» смог стать номером один в регионе. И ей это всё больше не нравилось. Её, конечно, предупреждали, что работа юриста и особенно адвоката — грязная работа. Но чтобы настолько — Полина даже не предполагала.

Как-то она разбирала в архиве договоры, разработанные специалистами «Юстиниана» для дольщиков фонда жилищного строительства. Она внимательно изучила текст и пришла в ужас. Договор завуалированно отрезал участникам долевого строительства все пути по предъявлению претензий к недобросовестным застройщикам.

Она взяла экземпляр договора и пошла к заместителю, чтобы обратить внимание на чудовищные «ошибки» в тексте договора. Также Полина обронила невзначай, что эти ошибки в текстах договоров не единственные. Подобные «ловушки» имеются и в других делах, находящихся в архиве. Зам с кислой физиономией выслушал Полину, забрал договор с её пометками и пообещал разобраться.

Как только Полина покинула кабинет, он вызвал начальника отдела по хозяйственным спорам.

— Ты говорил, договор составлен так, что никто не разберётся, в чём его суть. А выпускница факультета международного права за пять минут разложила всё по полкам, — зам попытался изобразить гнев на своём лице, но получилось только трепыхание обвислых щёк и сопение.

— Так всё же она выпускница, а не простой дольщик, — возразил начальник отдела. — Видимо, хорошо училась. И не прогуливала.

— Ты вот что. Её нужно из архива срочно убирать от греха подальше. А лучше и из города вообще. Пусть едет к своему родителю. Пока она живёт в его квартире. Не успел переоформить. Так вот надо бы подсуетиться и избавить девочку от лишней жилплощади на законных основаниях. А я займусь её увольнением. С соответствующей характеристикой. Давай сделаем всё быстро и по-тихому. Пока шеф в отпуске.

Но «быстро и по-тихому» не получилось. Полина успешно отбивалась от юридической фирмы в судах. И отбилась бы. Если бы не продажные судьи первой и второй инстанций. Деньги «Юстиниана» временно одержали верх. На апелляцию в Верховный суд у Полины просто не хватило веры в справедливость. Она собрала свои вещи и переехала к школьной подруге, которая жила в съёмной комнате огромной коммуналки.

Но Полина не опустила руки. Она пришла на стихийный митинг обманутых дольщиков возле мэрии и выступила с пламенной речью о том, как обманули дольщиков и кто за этим стоит. Гнев переполнял её сердце. Выступление получилось сбивчивым. Она готова была отдать что угодно, чтобы наказать мерзавцев, обкрадывающих людей. Но не смогла выстроить для этой цели мало-мальски приемлемый план. К её удаче, такой план уже созрел в другой голове. И Полина, о том не подозревая, познакомилась на митинге с хозяином этой самой головы.


***

Олег внимательно выслушал план Остапа.

— Деньги наверняка уже в офшорах. Если бы сразу — отследить было проще. Нужна информация. Я попытаюсь поискать по сайтам, но это долго. А потом нужно будет докупить оборудование. В общем, даже не знаю, насколько это будет удобно в моей квартире. Хорошо бы помещение отыскать для такой работы.

— …и ключ от этого помещения. Ведь там деньги лежат, — неожиданно для себя продолжил Остап. — Где-то я это уже говорил. Не могу пока вспомнить где. Но обязательно вспомню.

— Остап Казимирович! Посмотрите, Полину арестовали! — раздался голос Иннокентия, который смотрел канал городских новостей по телевизору на кухне.

Остап увидел только конец репортажа, где двое полицейских затолкали Полину в автозак и увезли от здания мэрии.

— Ну что, мои юные друзья, готовы к своему первому подвигу? — спросил Остап у притихших соратников.

Те одновременно кивнули.

— Тогда организуй мне вот что, — обратился он к Олегу…


***

Через час к РОВД, куда увезли Полину, подъехал «Гелендваген» без номеров. Из него вышел Остап в строгом чёрном костюме и проследовал к дежурному офицеру.

— ФСБ, управление по борьбе с терроризмом, майор Бондар, — представился он и сунул дежурному офицеру в окошко удостоверение.

Не успел дежурный проглотить свой бублик и спрятать кружку с чаем, Остап сунул ему распечатанную на спецбланке фотографию Полины.

— Её задерживали сегодня у мэрии?

— Так точно! — отрапортовал дежурный.

— Где она сейчас?

— В обезьяннике вместе с другими задержанными.

— Быстро её в комнату для допросов! И двух конвоиров у дверей! Где ваш начальник, чёрт возьми! Вы что, наших ориентировок не читаете?! Разгоню весь ваш отдел!

Дежурный схватил фуражку, зацепил пузом книгу регистрации, уронил её вместе с бубликами на пол и кинулся выполнять приказ майора ФСБ.

— Наручники не забудь ей надеть! — прокричал ему вслед Остап.

Через пару минут он увидел, как Полину в наручниках ведут по коридору два конвоира. Впереди шагал дежурный.

— Можно её к нашим следакам на допрос. Там сейчас никого. Они на выезде. Только вот ключ от кабинета…

— Ну и бардак! — прервал его Остап. — Ведите задержанную к моей машине. Допрошу у себя в управлении.

Полина узнала Остапа, хотела что-то гневно выкрикнуть, но тот незаметно подмигнул ей.

Дежурный лично проводил Остапа и Полину до «Гелендвагена», отдал ключи от наручников и незаметно перекрестился, когда машина отъехала от отдела.

«Второй раз за неделю, — подумал он. — Будь эти террористы неладны!»

Первый раз на этой неделе в отделение привезли группу нелегалов. С них содрали мзду, обозвали чурками и отпустили на все четыре стороны. А потом оказалось, что среди них был один тип, связанный с ИГ и разыскиваемый абсолютно всеми, кому положено это делать. Начальника отдела тут же отстранили от должности, а дежурный офицер, принимающий задержанных, получил весь возможный в таких случаях букет взысканий, включая перспективу досрочного увольнения без пенсии.

Отъехав от РОВД на безопасное расстояние, водитель «Гелендвагена» остановил автомобиль.

— Надо бы номера прикрутить. А то не ровен час… — сказал он Остапу.

— А вам благодарочка от нашего дружного коллектива. Даже не предполагал, что у Иннокентия такой отзывчивый родственник имеется. Рад был нашему знакомству. Дальше мы сами. Пешком, — Остап пожал руку владельцу «Гелендвагена», и они пошли к Олегу домой.

— Это было лишнее, — нарушила молчание Полина. — Ну, отсидела бы пятнадцать суток — эка невидаль!

— Нету у нас лишних пятнадцати суток, Полиночка! — ответил ей Остап. — Людей с каждым днём становится всё меньше, а нелюдей — всё больше. Такой дисбаланс мешает жить даже деревьям. А ведь мы с тобой люди. Ну что, расскажешь мне и моим друзьям, кто тебе лично мешает жить?

— Это мои проблемы. Я сама с ними разберусь.

— Верю. Разберёшься. И молодец. Но мы сможем ещё и наказать их. Не в самом справедливом суде в мире. А по-настоящему.

— Это как по-настоящему? — Полина с интересом глянула на Остапа.

— Один умный человек как-то сказал мне: «Возможность урвать для себя лишает способности чувствовать чужие беды». Они уже урвали. И они ничего не почувствовали. А я смогу наказать их не за совершенные грехи, а самими грехами, — Остап остановился и посмотрел Полине в глаза. — Но если юная леди хочет всё сама, то…

— У вас и план уже имеется? — спросила Полина.

— Не только план. Уже имеются и исполнители этого самого плана. Не хватает лишь самой малости, — Остап развернул ладони вверх и посмотрел на небо.

— Благословения? — поинтересовалась Полина.

— Да нет. Вроде дождь собирается, — Остап опустил руки. — Не хватает нам маленькой наводки. Кто, как и куда. А вы давеча хвастались, что есть информация. Это хорошо. Гигабайты, особенно в голове, много места не занимают. А стоят дорого. Ну что, станете членом нашего дружного коллектива? А то Иннокентий уже весь извёлся после встречи с вами.

— Я должна подумать, — сказала Полина.

— Только умоляю вас, думайте не пятнадцать суток, а чуть быстрее. Нам ещё целину в офшорах поднимать. В общем, будет весело. Обещаю.



Продолжение следует...



Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь


Text.ru - 100.00%

group-vk.png group-fb.png



Stablecoin MILE


30 second exposure


stihi-ioкрупные-формыvox-populiпрозатворчествоpoesieпоэзияпоэзия-голосаповесть
307
291.393 GOLOS
0
В избранное
Поэзия Голоса
Поддержка авторов на Голосе
307
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые