«Премьера Голоса»: Повесть Юрия Москаленко «Кёнигсбергский билет в рай» (часть 4-я)


Иллюстрация @konti

Автор: Юрий Москаленко, @biorad

Кёнигсбергский билет в рай

Продолжение. Часть 1-я, Часть 2-я, Часть 3-я

image.png
Дизайн @konti

Часть 4-я

Калининград. Октябрь 1947 года. Адольфина

— Ада, сходи, пожалуйста, к малышам. Проследи, как они ложатся спать, что-то шумно сегодня, — воспитательница тётя Мария оторвала Адольфину от самой интересной работы: она рисовала Лодыря и Машку.

Здесь, в интернате для немецких детей, Аде нравится. У неё много подружек, и для воспитателей она стала настоящей помощницей. Полтора года, проведённые в женском монастыре, не прошли даром — её выучили и читать, и писать, и усердно молиться. А главное — всё сносить с небывалым терпением и послушанием.

Ада вошла в спальню для малышей и увидела, что «шурум-бурум», как всегда, устроила непоседа Кофина. Эта шестилетняя девчушка прибыла в Кёнигсберг эшелоном из Берлина, где её подобрали на улице в мае 1945 года. Тогда она почти совсем не умела говорить. Но маленькие учатся быстро. Теперь она бойко общается и на немецком, среди своих, и на русском языке.

— Ада, — тянет старшую за рукав младшая, — расскажи нам о школе. Чему вас там учат?

— Да всему: читать, писать, складывать. Картинки показывают…

— А с чего начинается урок?

— Мы все встаём из-за парт и поём гимн Советского Союза.

— Зачем нам гимн Советского Союза? Мы же немцы…

— Ой, Кофиночка, я тебе сколько раз повторяла, не говори так. Мы с тобой — советские люди. Если сказать немцы, то за это могут очень сильно наказать. Мы — советские. Запомнила?

— Ада, а мы когда-нибудь снова поедем в Германию?

— Откуда я знаю? Хочешь, я тебе открою большой-большой секрет? Никому не расскажешь?

— Ты же знаешь, я — могила!

— Я слышала, что это сам Сталин приказал привезти детей из Германии и разместить их здесь, в Кёнигсберге — Калининграде.

— И зачем он это сделал?

— Откуда мне знать?

— А как ты думаешь, может быть, в каком-то интернате интереснее, чем у нас?

— Не знаю. Мне тётя Мария рассказала, что в Калининграде подобных интернатов целых пять штук. Но в них воспитываются не только немецкие, но и русские дети…

— А как же русские дети тут взялись? Они же с немцами не воевали?

— Я не знаю, как они здесь появились, может быть, они у немцев воспитывались. И давай договоримся сразу: ты никогда не будешь задавать столько вопросов…

— Ну ещё один малюсенький… Русские не будут мстить нам за то, что мы немцы?

— Дурочка, а разве тебе кто-то мстит? Живёшь в интернате. Тут тебя и кормят, и поят, и скоро учиться начнёшь. Не забивай себе голову всякой ерундой…


Из письма Петра Андреевича Иванова, второго секретаря Калининградского обкома партии Иосифу Виссарионовичу Сталину. 28 мая 1947 года.

«Прошел год с момента основания Калининградской области, созданной на землях бывшей Восточной Пруссии. В области сложилась своеобразная экономическая и политическая обстановка, о которой Калининградский обком ВКП (б) считает необходимым доложить вам, Иосиф Виссарионович.

После разгрома немцев, на отошедшей к нам территории бывшей Восточной Пруссии более года не было Советских гражданских органов управления. Учёт и охрана помещений трофейного имущества по настоящему организованы не были. Ценности растаскивались, жилой фонт и помещения разрушались. Находившиеся в области представители различных министерств и ведомств рассматривают Восточную Пруссию, как оккупированную территорию, демонтировали оборудование, вывозили материалы с предприятий, не предусмотренных решением правительства.

Население области состояло главным образом из военнослужащих, значительного числа репатриированных советских граждан и немцев. Немцы, насчитывающие 25% населения, представляют собой более чем 100-тысячную массу, крайне озлобленных людей, готовых на всё, чтобы подорвать, ослабить безопасность, задержать хозяйственное освоение и развитие области.

Шпионаж, диверсии, саботаж, вредительство, распространение антисоветских прокламаций, использование при этом религиозных предрассудков — вот основные формы вражеской работы немцев…

Из-за нехватки советского населения немцы были допущены на работу во все предприятия. На военном судостроительном заводе работает 850 немцев, в мелькомбинате и элеваторе «Заготзерно» — 240, электростанции и высоковольтной кабельной сети — до 500, на предприятиях целлюлозно-бумажной промышленности — около 3000, в органах здравоохранения — 2000, даже на таком жизненно важном объекте, как Калининградский водопровод, немцы производят хлорирование и анализ воды.

В больших масштабах немцы проникли, как обслуживающий персонал, в быт офицерского состава Советской Армии и флота. Немцы, проживающие в области, группами уходят в Литву, связываются там с бандами и получают возможность беспрепятственно выезжать в глубинные районы Советского Союза и в такие города, как Москва, Одесса, Сталино и даже в Караганду. В апреле 1947 года только в городе Каунасе и его окрестностях было задержано 700 немцев. Граница с Польшей охраняется слабо…»

Партийный архив Калининградской области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 62. Л. 8-9. Копия. Машинопись.


Калининград. Апрель 2010 года

О том, что в Калининград привозили маленьких детей из Германии и России, я узнал летом 2006 года, когда познакомился с исследователем Анатолием Першиковым, бывшим воспитанником одного из детских домов Калининградской области.

Эта информация была достаточно засекречена. Я поинтересовался у Нины Александровны Костыревой, руководителя одной из ветеранских организаций, действительно ли привозили детей.

— С этим я вряд ли помогу, — не стала кривить душой моя собеседница. — Думаю, таких людей практически не осталось. Но зато хочу подарить интересный факт, о котором мне рассказала ныне уже ушедшая из жизни Людмила Михайловна Матвеева. Дело в том, что осенью 1945 года в Кёнигсберг прибыла большая группа детей-сирот из «большой» России. Их разместили в первое время в приёмнике-распределителе, который располагался в нынешнем посёлке Борисово. А уже оттуда, по всей видимости, отправили по всем детским учреждениям региона.

— Но зачем? Взрослые переселенцы, они могли работать, восстанавливать разрушенное войной. А детей-то зачем нужно было везти?

— Этот факт нигде особо не афишировался. Но свой резон в привозе детей всё-таки был. Адаптация у взрослых могла пойти сложно. А малыши гораздо быстрее приспосабливаются к новой обстановке, для них, по сути, всё равно, где расположен детский дом. Этим людям сегодня 75-80 лет, и они наверняка могут что-то рассказать...


Окончание повести читайте в четверг 16 ноября


Редактор: @amidabudda


TEXT.RU - 100.00%


30 second exposure30 second exposure


vox-populipoesieпоэзия-голосаголостворчество
97
189.387 GOLOS
0
В избранное
Поэзия Голоса
Поддержка авторов на Голосе
97
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые