[Проза] Марк Штайер. Два к одному. ( часть 4/6)

Почему именно сегодня? Почему именно сейчас?
Эти вопросы не дают покоя Марку Штайеру - частному детективу с темным прошлым, за помощью к которому обратилась незнакомка.

@nikro

Ссылки на предыдущие части:
Марк Штайер. Два к одному.
Марк Штайер. Два к одному.
Марк Штайер. Два к одному.

– Раздевайся.

– Что?

Элениэль вздрагивает всем телом, будто я только что отвесил ей пощечину.

Встаю из-за стола, задергиваю жалюзи, осколки праздничных огней гаснут. Единственный источник света теперь экран телевизора, где Ипполит стоит под душем.

– Нужно проверить одежду, - объясняю я.

Элен мешкает, но встает со стула.

– Давай, - нетерпеливо бормочу я, помогая эльфке снять шубу.

Ох уж эти бабы. В кабинете врача она тоже бы так сомневалась?

-Вряд ли шуба сможет меня застрелить, - скептически отмечает Элен.

Удостаивать этот комментарий каким-то ответом желания нет. Шуба соскальзывает с девичьих плеч мне в руки. Гладко, будто смазанная маслом.

Ощупываю. Натуральная, наверняка дорогая. В кармане тысячная бумажка. Я думал найти хотя бы ключи от машины. При себе у эльфки никакой сумочки. Чтобы женщина, да выскочила на улицу без нее?

– Автомобиль далеко припаркован? - спрашиваю невзначай.

– Я на такси...- тихо произносит Элен.

Ничего такого в шубе нет, но все же лучше убрать подальше. Не нравится мне она - слишком густой мех, среди которого можно спрятать маленькую капсулу с ядом, просушку или еще что похуже.

Не особо спрашивая разрешения, я запихиваю шубу в оружейный сейф. Эльфка испуганно смотрит, но не протестует.

И на том спасибо, хоть не мешает. Что там у нее дальше?

На каждом пальце по кольцу. Ох и любят же они навесить на себя тонны золота. Культура мать ее, как же. Вымахиваться просто любят перед другом.

Беру худую ладошку, подношу к глазам.

– Кстати, почему тридцать три?

– Что? - Элен не сразу понимает вопрос. Скорее всего смущена или делает такой вид. Традиции запрещают кар-эльфам союзы с другими расами, а девушки до брака и вовсе зачастую не знают, что такое прикосновение мужчины. Сейчас времена меняются, но архаичные обычаи отступают неохотно.

– Возраст, - поясняю, рассматривая кольца. - Тридцать три. Почему именно это число?

– Да не знаю я, - Элениэль смущается. Наверное, ей и самой приходило в голову как это может глупо звучать и какой дурой она будет выглядеть, если её паника окажется напрасной. - Возраст Иисуса?

Да, самое первое, что приходит в голову - это года, в которых распяли сына бога. Но думаю, тут что-то иное... Порядковый номер мышьяка? Нет, не то.

– Снять? - спрашивает эльфка.

Я не сразу понимаю, что она говорит о кольцах.
Киваю.

Первым она отдает кольцо со змейками. До сих пор не приложу ума откуда оно у нее, но выуживать информацию ценой драгоценного времени не хочу. Я действительно давал клятву помочь. Я целиком доверяю тому, кому когда-то отдал его. И верю, что он бы не отдал кольцо плохому человеку.

Ну, или нечеловеку.

Элениэль стаскивает цацки одно за другим. Кольца как кольца. Золотые, некоторые с брильянтами - маленькими, не особо дорогими.

Последнее кольцо эльфка отдает с неохотой. Таких вещей я не видел давно. Оружие против насильников - кольцо, с запрятанной в него дробиной. Стоит нажать потайную кнопку, как воспламенившийся порох вытолкнет маленькую пулю. Одноразовая вещица с сомнительной убойной силой. Однако, прижатая к лицу - глазам или ушам - может и убить.

– Кей-Кей-Кей, - говорю я внезапно для самого себя. Вижу недоумевающий взгляд зеленых глаз и поясняю. - КуКлусКлан. Неорасисты, выступающие против нелюдей.

Сказал вслух это слово. Невежливо получилось.
Элен вроде не возражает. Скорее испуганно прокручивает в голове воспоминания.

-Тридцать три - их число, - поясняю я. - В английском языке "Кей" - одиннадцатая буква. Три "Кей"...

-Тридцать три... - испуганно шепчет Элен.

-Никаких пересечений не было? Может угрозы?

Даю время ей поразмыслить. Вряд ли это воинствующие расисты. Слишком символично, слишком умно. Зачем им подстраивать несчастные случаи, когда почти все их действия - акции устрашения. Да и в Российской Империи их как таковых не было никогда.

– Ничего, - наконец отвечает Элен. Отвечает на удивление уверенно и твердо.

Прошу ее разуться. Медленно, не спуская с меня взгляда, эльфка расстегивает молнию на сапоге. Она красива и изящна, как кошка в прыжке. Но главное - знает об этом. Знает, какое впечатление её внешность производит на мужчин. И привыкла к этому. Не могу её осуждать. Возможно, на её месте я поступил бы так же. Хочу перевести взгляд на пьяного Ипполита, но сделать это оказывается сложнее, чем сдвинуть с места беременного бегемота.

– Вот, - Элен протягивает мне сапог.

Натуральная кожа, набойка не из дерева. Да и вообще дерево сейчас почти не используют. Слишком опасно. Дерево - единственный материал, способный удерживать магию. И то не всякое. К примеру, береза - материал отвратительный, тогда как из клена делают самые долговечные тотемы - удерживают магию до десяти лет. Важен и размер. В маленькую щепку заклинание не засунешь. Большинство тотемов - это дощечки сантиметров по двадцать, которые не утаишь под юбкой. Только опытные заклинатели смогут изготовить компактные тотемы. И чем меньше размер - тем могущественнее должен быть маг.

Самый маленький на моей памяти тотем был размером чуть больше монеты - деревянный кругляк сантиметров пять-шесть в диаметре.

– Что дальше? - спрашивает девушка, оставшаяся без обуви.

Чуть язвительности, чуть насмешки, чуть напряжения. Интонации еще звенящего в воздухе вопроса раскрываются друг за другом, словно нотки дорого вина.

Ощупываю снизу вверх - длинные ноги в тонких колготках, короткая кожаная юбка, талия... Такая тонкая, что обхватив ее ладонями, чувствую, как мои пальцы касаются друг друга.

-Подними руки, - говорю я.

Элен слушается. Уже не испуганно, а игриво. Знает, что сейчас она главная в комнате. Привыкла к власти, которую её тело имеет над мужиками. Стараюсь не поддаваться, кошусь на экран телевизора, но взгляду не за что зацепиться - по экрану ползут титры – «Ирония судьбы» кончилась.

Блузка, такого же зеленого цвета, как и губная помада, не скрывает под собой ничего, кроме жаркого тела. Определенно, никаких колдовских артефактов на Элен нет.

Присаживаюсь на край стола. Элен смотрит на меня, одергивая юбку. Надевать сапоги не торопится.
– Ничего подозрительного, - я развожу руками. Хочется закурить, но в пачке осталась последняя. А ночь длинная. - Рассказывай подробнее.

Элениль возвращает кольца на пальцы. Одно за одним - в той же последовательности, что и снимала.

– Что именно рассказать?

– Все.

Следующие два часа она говорит и говорит. О том, как в последний раз соцслужбы поймали и отправили её в детдом для девочек-нелюдей. Была тогда такая безумная программа. К счастью провела она там не больше года - по документам нашлись родители. О том, как впервые увидела маму. О том, как мама погибла в 2003-ем и как Элен с отцом перебрались после этого в Петербург.

Элениэль то садится на диван, то вскакивает, расхаживает по комнате, рассматривает полки шкафа, заваленные папками с документами, но не перестает говорить. Подробностей много, но чувствую все не то. А время меж тем идет.

Не смотрю на часы, но сменившаяся на телеэкране картинка говорит сама за себя. Традиционное обращение Царя за пять минут до полуночи. Говорит себе что-то с выключенным звуком, открывает и закрывает рот, как рыба. Хищный нос пересекают два белых шрама, сходящихся на щеке.

Элен замолкает на полуслове, зацепив взглядом экран. Бросает сквозь зубы слово. Его перевод я знаю.

"Эльфоубийца".

А потом, так же злобно шипит:

– Упырь.

Технически она права.

Сила проснулась в нем в восемнадцатом. В подвале Ипатьевского дома. Гемофилия, болезнь, делавшая цесаревича инвалидом, в последний момент обернулась не проклятием, а даром. Гены Каина, до того дремавшие в крови Романовых, проснулись в Алексее. Что случилось в ту ночь доподлинно не знает никто. Только стихли крики, только расстрельщики завершили свое кровавое дело, как цесаревич ожил. Не думаю, что и сам Алексей Николаевич сможет рассказать, что случилось потом. Нашли его на следующий день, черного от запекшейся крови, не столько своей, сколько чужой. Дом Ипатьева был полон трупов - разорванные шеи, оторванные руки и вывернутые наизнанку ребра. Цареубийцы умерли страшной смертью.

На то, чтобы вернуть престол ушло две недели.

С тех пор прошла сотня лет. Сто лет как бессмертный император возглавил Россию.

Я до сих пор не знаю, на что способен Алексей Николаевич. Возможно, это не до конца известно и ему самому. Его называют могущественнейшим вампиром со времен Дракулы. Но и он уязвим. Это единственное, что известно доподлинно.

Девочка в желтом платьице протягивает цветы. Букет красных роз.

Убить Алексея Николаевича пытались несколько десятков раз.

Брызги крови летят вперемешку с розовыми лепестками.

Самая удачная попытка оставила на лице императора шрамы.

Та, когда он получил раны от взрыва, клинка и пули одновременно...

Взрыв, клинок и... пуля?

– Элен, - тихо зову я эльфку. Понимаю, что впервые за вечер сказал её имя вслух. - А как выглядел тот тотем... точнее та деревяшка, которую вы выдали за тотем?

Элениэль морщится, будто воспоминание доставляет ей боль.

– На полу валялся деревянный кругляш. Небольшой, - она разводит пальцы на пять сантиметров. - Я не знаю от чего они. Может от поддонов каких-то. Это единственное, что там было. Поезд не останавливался, мы не могли даже сорвать ветку.

– И? – спрашиваю я леденея. - Что конкретно вы сделали. Подробнее.

Алексей Николаевич на экране улыбается. Полоска шрама горбится, собираясь гармошкой на щеке. Кажется, он смотрит мне прямо в глаза.

– Тирон обстругал его. По краям. Ну как бы сгладил, сузил их. Элрон проковырял дырку посередине. Но это выглядело не убедительно, я предложила разрисовать узорами. Вроде тех, что были на настоящем тотеме. Тирон резанул руку, а я обмакнула прядь волос в его кровь...

– Что вы нарисовали? - спрашиваю я, уже зная ответ.

– Солнце.

Конечно. Один из самых любимых рисунков детей. Вот только эльфы изображают солнце как закручивающуюся спираль.

Этого просто не может быть, но это происходит. Я не верю, но инстинкт подсказывает, что я прав.

Пистолет прыгает в ладонь. Элен вздрагивает, встречаясь глазами с черным провалом ствола. Револьвер подрагивает. Надо бросать пить.

– Ох, не для тебя эта пуля, – бормочу я.


Платформа Pokupo.ru предоставляет полноценный интернет-магазин и избавит вас от поиска домена, хостинга, админов, программного софта, а также от абонентской платы. Надёжно, удобно и весёлая техподдержка.
И главное. Зарабатываете вы - зарабатываем мы. И никак иначе.
Телеграм-чат сообщества Pokupo и @ivelon ждут ваших вопросов.

vox-populipskvoxmensпрозарассказ
25%
0
699
923.018 GOLOS
0
В избранное
proza.voxmens
На Golos с 2018 M01
699
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые