GOLOS
RU
EN
UA
cap61
2 года назад

Вектор времени (Часть 1.43. Весть из прошлого)



Пчела, вонзив стальное жало, не знает, что она пропала. Так и глупцы, пуская яд, не понимают, что творят. Омар Хайям

Михайлов еще раз внимательно перечитал послание деда Трофима. Казалось, ничего сложного в этой просьбе, а, по сути дела, задании Игоря Вячеславовича, не было. Но уже кое-какой опыт подсказывал, что те люди, о которых говорится в письме, могут причинить изрядные хлопоты. «Поэтому осторожность не помешает», — повторил про себя прописную истину Сергей. Он сложил листочки на пепельницу, как это недавно делал погибший Георгий, поднес к ним зажигалку, и листочки, ярко вспыхнув, в доли секунды исчезли.

После этого Сергей взял копии документов. Один из них, судя по переводу, был запрос в МИД Великобритании, другой — краткая записка какому-то важному государственному чиновнику. Все документы имели необходимые канцелярские и архивные атрибуты и датированы 1947 годом, а переводы двадцатью годами позже.

«Ллойдс бэнк лимитед, Главная контора, Лондон, ВЦ—3, 14 апреля 1947 года.

Лично, помощнику Главного управляющего государственной канцелярии сэру Э.Уиттли Джонсу.

Дорогой сэр, как вам известно, наш банк проводит выплату страховых сумм по договорам судоходных компаний и судовладельцев, заключенных со страховой фирмой Ллойда. 

Однако нас насторожило то, что причина гибели судна в четырех случаях была указана как «торпедирование неизвестным подводным судном». В условиях, когда Германия повержена, а наш королевский флот контролирует морские пространства до границ с Советами, гибель этих судов от указанных причин, нам кажется, может быть попыткой истинных виновников катастроф и их замыслы.

В этой связи прошу Вам оказать нам услугу и через разведку военного ведомства дать разъяснение о правдоподобии и вероятности указанных судовладельцами фактов гибели судов, к тому же в двух случаях именно наши военные корабли подобрали потерпевших бедствие моряков.

С уважением, Главный управляющий банка сэр Д.Хиггинс».

Во втором документе говорилось:

«Дорогой сэр, на Ваше письмо даны указания службе разведки и контрразведки военного ведомства через свою сеть осведомителей в Советской России проверить изложенные Вами данные.

Кроме того, информационно-аналитический отдел при военно-морском министре сообщил, что, проверив все донесения командиров кораблей, патрулирующих в Северном и Балтийском морях, зоне скандинавских заливов и проливах, а также проливе Ла-Манш в период с мая 1945 по апрель 1947 года включительно, достоверно установлено лишь несколько случаев пеленгования нашими кораблями в нейтральных водах шумов винтов подводных лодок. Командование приняло эти подводные лодки за советские и в целях недопущения каких-либо международных осложнений отдало приказание их не преследовать. Однако факт строительства в Советской России после войны в условиях частично разрушенной военно-морской промышленности крейсерских подводных лодок с большими дальностью хода и автономностью плавания является, по мнению аналитиков, весьма спорным.

С уважением, секретарь канцелярии штаба военно-морских операций капитан второго ранга Д.Метчилл».

Опять, как и в прошлый раз, ничего не поняв из этих документов, Сергей сложил бумаги и стал ждать Александра. Он пришел, как и обещал (вот армейская пунктуальность!) ровно через 25 минут.

— Собирайся, Серж, поехали, — с порога выпалил Богуславский и, потянувшись за своим дипломатом, бросил взгляд на стол, где лежала трофимовская газета, развернутая на фотографии подводной лодки.

— Откуда это у нас взялась турецкая газета? — с веселыми нотками в голосе спросил офицер.

— Да так, у одного знакомого взял. Дома пригодится в мусорное ведро на дно класть, — ответил Михайлов.

— Не знаю, кто у тебя знакомый, — низко нагнувшись к Сергею и глядя прямо в глаза, произнес Саша, — но лично тебя, наверное, заинтересует, что точно такая же газета, раскрытая на точно такой же странице лежит сейчас на столе у турецкого военного атташе.

— Ну и что? Газета свежая, утром он ее получил и сейчас от нечего делать просвещается. Случайное совпадение, — как-то неуверенно констатировал Михайлов.

— Знаешь, я хоть и не такой опытный, как мой начальник, но в совпадения просто не верю. Хочешь знать, чем интересовался турок?

— Ну и чем?

— Видно мало тебя за «нукание» твой ротный гонял. Так вот, турок интересовался: не советская это времен Второй мировой войны подводная лодка; нет ли здесь в республике ветеранской организации, где были бы бывшие моряки - подводники, которые хорошо знали бы отечественные и немецкие субмарины; не желает ли кто из местных ветеранов побывать на этой подводной лодке и ознакомиться с ее устройством — мол, Турецкое посольство организует для них в скором времени бесплатную поездку в Трабзон, а то лодку в течение месяца планируется переместить в другое место.

— Понятно! Предлагают мышке бесплатный кусочек сыра. Думают, что мы не знаем: бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

— Молодец, правильно мыслишь. Узнаю школу офицеров разведбатальона. Только вот, что скажи: кто эта самая мышка — ты или твой знакомый?

— Саша, я тебе ничего не могу сказать. Пока, во всяком случае, — решил довериться Богуславскому Сергей, — но мне необходимо увидеть эту подводную лодку!

— Выспрашивать ничего не буду — посчитаешь нужным, скажешь. Но советую переговорить с Голубевым — мужик то, что надо, все поймет.

— Согласен. Но давай ты ему сам все расскажешь, а переговорим по приезде в Трабзон.

— Хорошо. А теперь, две минуты на сборы и поехали. Меня уже дома заждались.

— Есть, господин подполковник, — по-армейски ответил Сергей, — на минутку заскочу в канцелярию и сразу выбегаю к воротам.

— Жду у выезда из Посольства, только запомни, гражданский ты шпак: это у вас все в одночасье стали «господами», а в армии у нас до сих пор «товарищи».

Михайлов выскочил из апартаментов военного атташе и, перепрыгивая через две ступеньки, направился в канцелярию.

Договорившись с Ларисой Петровной, Сергей включил машинку для уничтожения бумаг и в несколько секунд «скормил» ей ненужные рабочие документы. А как только Лариса Петровна на секунду вышла из канцелярии Михайлов быстро сунул в одно из архивных дел, где он оборудовал небольшой тайник, свои ксерокопии. «Подальше положишь, поближе возьмешь!» — вспомнил он вычитанный в какой-то умной книге афоризм.

Поблагодарив вернувшуюся заведующую канцелярией, Сергей бросил в стопку испорченной бумаги свою, уже ставшую ненужной газету и выходя буквально столкнулся нос к носу с Макаровым.

— Вы еще не дома, Сергей Альбертович? — добродушно спросил тот.

— Все! Уже почти дома, — улыбаясь в тон офицеру безопасности ответил Сергей. — Даже не так: меня здесь уже нет.

— Ну, коль я еще вижу Ваше астральное тело, не могли бы Вы нам помочь. У нас возникла некоторая проблема с переводом одной газетной статьи с арабского языка, и я просил бы Вас помочь в переводе.

— Это очень срочно, Василий Семенович? А то я тороплюсь.

— Нет, не очень. Я Вам ее сейчас дам, а со временем не тороплю. Мне хотелось хотя бы в общих чертах знать, о чем в ней речь.

— Нет проблем! Где Ваша газета?

— Вот, — сказал Макаров, протягивая свернутую в трубочку газету, статья на шестой странице обведена фломастером. Заранее благодарю.

— Не за что, — ответил Сергей и побежал к машине Богуславского.


  Продолжение следует...

0
0.129 GOLOS
На Golos с January 2018
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые