[Проза] Повесть о том, как я роман писал… Глава 8

Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 5. Часть 2
Глава 5. Часть 3
Глава 5. Часть 4
Глава 5. Часть 5
Глава 6
Глава 6. Часть 2
Глава 7

Глава восьмая. Материк

Автор: @abcalan
Редактор: @mirta

Трудные вопросы задаёт сам себе автор в этой части повести.Они волнуют его как гражданина страны, в которой он живёт и за будущее которой переживает.

«Любава» строчила без остановки. На остров надвигались сумерки. Пахло морским воздухом, я писал о Нерчинской каторге ХХ века, где было добыто первое серебро страны, а потом и золото. Туда пришла Русь и оттуда началась Россия, всё остальное, вместе с этим островом – только приложение к этому, главному открытию. Медный и Соляной бунты, крах денежной и налоговой систем грозили исчезновением государства, шустрый зверёк для шубохранилищ и он же валюта никого уже не спасал и не мог спасти. Нужны были настоящие деньги, в первую очередь, серебро.

Часами я стоял у окна, всматривался в жёлтые огни города, мерил шагами кабинет и, как смеялся Барабаш, протоптал уже на линолеуме пересекающиеся в центре диагональные дорожки. В редакции их называли «тропы Борисыча», «Не заходить! Борисыч на тропе!» Не любить меня нельзя, ведь в любой отпуск можно уходить бесстрашно: Борисыч всегда заполнит все полосы газеты…

Древние серебряные копи монголов показали русским землепроходцам два охотника-бурята, Аранжа и Мани. Вход в серебряную гору Крестовка, куда сто с лишним лет заводили каторжников, ныне завален. Я был у входа! В народе говорят, что все эти серебряные заводы, от слова – заводить.

Дороги каторги – серебряные, дорожная насыпь – из отвалов и серебряной породы. Каторга ходит по серебру, золоту, урану и – всей таблице Менделеева! Каторга живёт, пасёт и выращивает всё на этой таблице. Страна небрежно и бездарно отбила только видимые кусочки от драгоценных пород и бросила каторгу вместе с людьми. Говорят, что японцы намекают на разрешение вывозить и обрабатывать «хвосты». Не разрешат, лучше по ним ездить.

Потоки рыбы и водорослей, икры и мяса, зерна и молока – только насытить и удовлетворить человека. Но серебро и золото, стронций и уран – крепить государство.

Неделями я носился по дорогам каторги, углубляясь в степь и тайгу, изучая заброшенные деревни и беседуя с местными людьми, в основном – со стариками. Вся земля здесь была Клондайком и Эльдорадо в квадратах.

Почему же тогда люди живут здесь хуже, чем скоты?

Но и этого мало: в 1937 году всех приговоренных местной тройкой к расстрелу сбрасывали в старую шахту. Выдуманная белоповстанческая армия погибла под шашками и копытами красных кавалеристов, шахтах и карьерах Нерчинского горного округа. Мне казалось, что я знал о такой истории всегда, хотя подтвердил мои ощущения старик Воропаев, который сам же и возил арестованных «врагов народа» на полуторке «Военстроя».

«Военстрой укрепрайон строил вдоль границы, типа стройбата. О Карбышеве слышал? Говорят, он командовал, – вспоминал невысокий Воропаев, смотря в окно на Крестовку. - В нашей части и было всего две полуторки, на одной шоферил я. Энкэвэдэшники забирали в части машину вместе со мной. Вывозили на рассвете. Шахта была в Волчьей пади. Огородили колючкой, вышки по углам поставили с пулемётами. Подводили к яме и просто сталкивали. Не стреляли, патроны берегли. Может быть, для охоты. Их списывали. Всё списывали. И людей, и патроны, и бензин.

Побеги, говоришь? Были, при мне два раза. Один раз на склоне сопки у меня машина накренилась, так люди стали вываливаться и побежали. Двое убежали. Одного помню – Урюпин. Говорили, что его наши в Китае видели…»

Нужны мне были охотничьи домики, какие-то погреба и оружие партийных бандитов и всяких Мордатых? Да живи они там хоть до скончания мира! Меня интересовала Волчья падь, таблица Менделеева, клондайки каторги… Вот о чём я думал тогда в заброшенной деревне Марьино, когда прогремели выстрелы. Слава случаю, лесникам и докторам.

Зачем губить столько людей? Как можно бросить такое богатство? Для чего, с какой целью?

«Нет, не брошено, - отвечал мне по телефону мой дядя, работавший когда-то главным геологом горного округа и живший сейчас на берегу Байкала. – Есть такое понятие – законсервировать месторождение. Это оборонная перспектива. Ты поосторожнее, Витя, там же уран, стронций. Об Уровской болезни слышал? Его ещё болезнью Кашина называют. Дисбаланс микроэлементов, брат…»

Оборонная перспектива. Да кому мы нужны? К нам только мазохисты сунутся. Столько людей погубить тоже для оборонной перспективы? Тот же Воропаев рассказывал, что в районной тюрьме содержалось 700 и даже больше человек. Но ведь они постоянно менялись!

«Сбрасывать их стали позже, поначалу и вправду стреляли. Это в Каменном карьере за Серебрянкой. Люди думают, что в Углихе, но я возил их в Каменный карьер. Тоже на рассвете. Три трактора и две машины работали, а энкэвэдэшники в это время стреляли при фарах, - рассказывал Воропаев. – Люди были! В гражданскую поубивали друг друга, в тридцатые перестреляли лучших, в сороковые война уйму народа погубила. А сейчас одна голь и пьянь…»

Неожиданно я остановился. Вообще, зачем эта огромная боль на шестой части суши, которая всё время должна кровоточить, гноиться, раздраконивать свои раны и похваляться своей глупостью на весь мир, требуя от него какого-то признания или такой же глупости? В чём сомневается, кого и в чём подозревает житель этой страны, если не самого себя? Ведь ничего нельзя сделать, не обидев его! Почему нельзя жить радостно и спокойно, ведь:

«Речка Серебрянка изгибается у самых плетней. Утром над её берегами, поросшими ивняком и кое-где черёмухой, кучерявится сизо-белый туман. Рваные клубы его то стелются низко над высокой и влажной травой, то поднимаются, цепляясь за верхушки деревьев, и тогда тускло отсвечивается голубизной студёная речная гладь.

Прохладно, сыро, свежо…»

«Любава» строчила и строчила, я останавливался и ходил, ходил по кабинету до самого рассвета. Нерчинская каторга и глубины сибирских руд – главное богатство человечества, на которое когда-нибудь позарится весь мир. И это будет не конфликт систем!

Вот что волновало мой мозг…


дизайнеры @konti и @orezaku ( @digatal-designe )

Ваше творчество стремится стать бизнесом, а бизнес рвётся в онлайн?
Ищете сервис для создания интернет-магазинов?
Прежде чем выбрать, задумайтесь, как бы вы поступили, если бы все интернет-магазины были стульями?
В этом посте @ivelon отвечает на самый главный вопрос о торговой платформе Pokupo.

vox-populivoxmensпрозарассказ
184
89.738 GOLOS
0
В избранное
vox.mens
Литературное сообщество
184
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые