Роман Яна Бадевского «Предельные Чертоги» (часть 20-я)

2.png
Дизайн @konti

Автор: Ян Бадевский, @zaebooka


Продолжение. Части 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я, 6-я, 7-я, 8-я, 9-я, 10-я, 11-я, 12-я, 13-я, 14-я, 15-я, 16-я, 17-я, 18-я, 19-я


Странники несут дурные вести. Они приходят, чтобы вырвать вас из привычного круговорота вещей и швырнуть в чужой мир — навстречу приключениям.
Едва Коэн из Предельных Чертогов объявился на пороге, Ольгерд понял — его ждёт Путь. И новый контракт. И опасные встречи.
Впереди — Стимбург.
Непостижимый город, вобравший в себя половину Европы.
Город дождей и туманов.
Город иллюзий.
Город Демиургов.


Предельные Чертоги

Часть 2-я. Посох и нож

Глава 9-я
Резня в восточном экспрессе


Мерный перестук колёс успокаивал.

Ольгерду не приходилось ездить на поездах — в его мире этот вид транспорта отсутствовал. Паровые машины встречались в Трордоре, но они двигались по мостовой. Учёные Академии не задумывались над прокладкой специальной колеи. А зря — механизм развивал приличную скорость.

Билеты они приобрели на Стеклянном Вокзале. Огромное пространство, накрытое прозрачным куполом, по которому барабанил занудный осенний дождь. Веер путей, разбегающихся во все стороны необъятного Стимбурга.

Под куполом раскинулись платформы и терраса ожидания с зимним садом. Дети носились среди высоких деревьев и декоративных кустов, валялись на аккуратно постриженном газоне. Взрослые сидели на ажурных лавочках, читая книги и вечерние газеты.

Сгущались сумерки.

Ольгерд думал, что протащить Рыка в поезд будет невозможно. Поэтому настаивал на другом способе перемещения. Например, паромобиле.

— Нет, — возразил Делрей. — Ехать далеко. В паромобиле не выспишься, да и помыться там нельзя. А цены…

Парящая Пустошь находилась далеко. Тридцать часов на поезде и около часа — на экипаже. С паромобилями дела обстояли ещё хуже — им бы непременно потребовался сменный водитель. А это означало дополнительные вложения.

Билеты купили на троих.

Глядя на состав, окутанный парами и пыхтящий, словно дикий як, Ольгерд волновался. Вдруг не получится? Делрей быстро развеял его сомнения. Троица приблизилась к пятому вагону, и детектив молча протянул разноцветные квадратики проводнику в фирменной фуражке и синем кителе с позолоченными галунами.

— Вас трое?

— Да.

Взгляд проводника прилип к зверю-альбиносу.

— Гость с другой планеты, — пояснил Делрей и незаметно сунул в ладонь проводника золотой талер. — Путешествует с нами.

Проводник спрятал талер в карман и выдавил из себя дежурную улыбку.

— Проходите. Седьмое купе в середине вагона.

И всё.

Ольгерд восхитился ловкостью детектива, хотя и сам проделывал нечто подобное в Преддверье. Но то — Преддверье. А здесь цивилизация…

Первым пошёл Делрей. Рык одним прыжком перемахнул три ступеньки и оказался в тамбуре.

Следуй за ним.

Зверь послушно двинулся в узкий коридорчик, связывающий тамбур с внутренним пространством вагона. Мастер ножей чувствовал спиной настороженный взгляд проводника. Служащий побаивался странных пассажиров, но талер согревал его душу.

Ольгерд шагнул в коридор.

Справа тянулись окна, встроенные в рамы из полированного дерева. Слева — длинный ряд нумерованных дверей. Делрей остановился в середине вагона, чтобы сдвинуть одну из перегородок в сторону.

Купе было тесным, но удобным. Четыре полки, служившие, судя по всему, кроватями. Антресоли для багажа. Широкое прямоугольное окно. Столик, примостившийся в узком проходе.

— Располагайтесь, — сказал Делрей.

Рык неприязненно осмотрел тесную клетку. Жарко, негде развернуться, никаких удобств. Ольгерд подумал о том, что во время поездки за животным надо убирать. В вагоне было два туалета и две душевые кабинки, но эти технические решения устраивают людей. Рлок — животное. Со всеми вытекающими последствиями.

Сумерки на перроне сгустились, тьма обрела очертания. Включились вокзальные фонари, отбрасывающие резкие тени.

Напарники кое-как обустроились в тесной комнатушке. Делрей забрался на верхнюю полку — он всё ещё предпочитал держаться подальше от инопланетной твари. Ольгерд улегся слева от окна, Рык — прямо между койками. Зверь был накормлен и смотрел на окружающий мир благодушно. Но то — пока. Дорога дальняя.

Поезд с шипением тронулся, набирая скорость. Взревел гудок, оповещающий пассажиров и путевых обходчиков об отправлении состава. Перрон сместился.

Купе было оборудовано тусклыми магическими шарами. Жёлтые пузыри светились под потолком, рассеивая вечернюю мглу.

За последние часы произошло много событий. Ольгерд позвонил по одному из номеров, оставленных Коэном, в орден Посоха и Ножа. Мастер отчитался в ходе расследования перед неизвестным волшебником, сообщил о предстоящих дорожных расходах. Спустя сорок минут в «Медитативный отель» был доставлен увесистый кошелёк, набитый монетами. Делрей позвонил Регине, чтобы получить сводку последних событий. Девушка рассказала о новом происшествии. В полдень секретарь Главного Дознавателя ДМП погиб. Стены кабинета, в котором сидел маг, вспыхнули. За считанные мгновения всё выгорело дотла. О смерти секретаря сообщил инспектор Кришан — по его словам, на месте происшествия даже пепла не осталось.

— Пожар потушили? — спросил Делрей.

— Нет, — ответила Регина. — Пламя погасло само. Даже стены не повреждены.

— А надпись?

— Какая надпись? — не поняла девушка.

— На одной из стен убийца Фламеля оставил кровавую надпись, — терпеливо пояснил Делрей. — Вроде визитной карточки.

— Ах, это, — протянула помощница. — Надпись исчезла.

Делрей попрощался с Региной и перевёл взгляд на Ольгерда.

— Дашь позвонить?

Ольгерд молча указал на телефон.

Делрей связался с Кришаном и попытался выяснить подробности дела, но ничего нового не узнал. Кроме одного. ДМП стоит на ушах. Все жутко перепугались. Доступ в здание перекрыт. Покровительствующие фракции поставлены в известность. Назначено экстренное совещание правительства.

Повесив трубку, Делрей задумался. И тихо проговорил:

— Нужно посоветоваться с Трисмегистом.

Ольгерд с любопытством наблюдал, как Люциус достаёт из кармана прозрачный куб, закрывает глаза и ведёт с кем-то незримый диалог. Губы детектива едва заметно шевелились. Всё это напоминало сеанс спиритизма — подобными вещами иногда занимались ребята из Гильдии Магов.

Делрей открыл глаза.

— Что он сказал? — поинтересовался Ольгерд.

— Кетер думает, что дело в надписи.

— В смысле?

— Он полагает, что секретаря убила надпись, оставленная преступником. Сложная магия — вот что он говорит. Просит быть осторожными.

Ольгерд вспомнил день, когда Коэн получил предупреждение от Посторонних. Это случилось в Крумске много лет назад. А потом начались неприятности.

Волшебники знают толк в дальних битвах. Это известно всякому. Проклятия, растянутые на годы. Заклинания, начертанные на стенах. Все эти вещи, которые могут вас убить. Вряд ли земные колдуны уступают в мастерстве подручным Гримлиэля. Но чтобы выжигать комнаты буквами? Такое вряд ли кому-то под силу. Или нет?

— Надпись появилась не случайно, — мастер ножей озвучил общие мысли. — Это не вызов, не фирменный почерк. Это запланированная смерть.

— Тонкий расчёт, — кивнул Делрей.

Оба старались не показывать, что им страшно. Ольгерд знал, на что способны Посторонние. Делрей… вероятно, отказался бы от расследования ещё неделю назад.

И вот они едут на поезде сквозь бесконечный лабиринт Стимбурга. За окном ночь перемешала звезды с городскими огнями. Мерный перестук колёс усыпляет, заставляет проваливаться в серое безвременье…

Ольгерд заснул.

Поначалу его разум плавал в океане невразумительных образов, серых теней нескончаемого механического грохота. Из призрачного водоворота появлялись жнецы и тандрадианцы. Горели человеческие города, тонули корабли. Могучие армии сходились в приморских степях, проливалась кровь.

Вскоре всё изменилось.

Мастер ножей покинул зону привычных военных кошмаров и мысленно перенёсся в иное место.

Изнанка Стимбурга.

Дома и улицы, сотканные из тумана. Дождь, складывающийся в послания. Тщетно Ольгерд пытался постичь их смысл. Струи на доли секунды складывались в группы иероглифов, но стоило к ним присмотреться, как всё исчезало. Письмена растворялись в зыбком непостоянстве, стекали на мостовую, бурлили меж камней.

Завеса дождя стирала всё сущее.

Ольгерд прокладывал путь в странном сне. Распахивал двери, невидимые для обычных горожан. Проходил сквозь окна, мгновенно преодлевал сотни километров. Но город не заканчивался, он обволакивал мастера ножей, ломал его волю, растворял чувства в неумолчном шуме дождя…

Чем дальше заходил Ольгерд, тем хуже ему становилось. Дома текли, плавились, меняли очертания, срастались с туманом. Дождь возводил новые преграды, достраивал корпуса и флигели, пробивал лестницы, прокладывал туннели.

Шёпот.

Ольгерду почудилось, что он слышит шёпот, смахивающий на шелест старых страниц. Слов не разобрать, но язык был древним, очень древним…

Его трясут за плечо.

— Просыпайся.

Город с истошным воплем отпрянул.

— Ты чего?

Делрей.

Лицо детектива очерчивалось на фоне купе. Восходящее солнце осветило вагон. За окном, как и прежде, громоздился Стимбург.

Меня это с ума сведёт.

Ольгерд свесил ноги с полки. Шея затекла. Ночью похолодало, а тонкие одеяла, выданные проводником, едва согревали. Хотелось посидеть у камина, взять в руки чашку с горячим отваром.

Рык проснулся и жалобно посмотрел на хозяина. Зверь хотел прогуляться. И поесть. И навсегда покинуть эту железную коробку.

— Идём, — сказал Делрей. — Умоешься, погуляешь, найдёшь еды для своего друга.

Мастер ножей тупо кивнул.

Подожди меня здесь.

Рык не стал возражать. Хотя и терпел из последних сил. Накануне Делрей поведал своему спутнику, что крыши стимбургских поездов оборудованы для отдыха. Есть площадка, на которой разрешено выгуливать животных. В основном, декоративных кошечек и собачек, но кому до этого есть дело?

Чтобы принять душ, пришлось занимать очередь. Большинство пассажиров ещё спали, так что перед Ольгердом и Делреем было немного людей. Спустя час они вернулись в купе, забрали Рыка и двинулись в дальний конец вагона. Коридор расширился, и перед путешественниками возник трап, упирающийся в крышку люка.

— Нам сюда, — сообщил Делрей.

Поезд только что выехал из горного туннеля. За окнами простиралась удивительная панорама — поросшие хвойным лесом склоны с редкими вкраплениями жилищ и серпантинами дорог. По канатам скользили крохотные кабинки.

— Город закончился? — не поверил Ольгерд.

Делрей хмыкнул, поднимаясь по крутым ступенькам трапа. Сдвинув крышку люка, детектив впустил внутрь поток свежего воздуха.

— Так просто не отделаешься. Мы проезжаем малонаселённые территории. Тут, знаешь ли, живут эксцентричные фабриканты.

— Кто это? — не понял Ольгерд.

— Владельцы фабрик. Ну… это такие места, в которых механизмы производят товары.

— Там нет людей? — удивился Ольгерд.

Они выбрались на крышу вагона.

— Есть. Кто-то ведь должен управлять этими устройствами.

Мастер ножей почти ничего не понял из объяснений своего спутника. В его мире фабрики отсутствовали. Все вещи делались ремесленниками — гончарами, кожевниками, кузнецами. Все они работали поодиночке либо объединялись в артели. Иные использовали магию. А в Трордоре, по слухам, возникали объединения из десятков мастеров, решивших выдавить конкурентов-одиночек. Такие объединения назывались мануфактурами…

По крыше разгуливал осенний ветер.

Клочья облаков двигались с северо-запада, перемешивались, застилали солнце и вновь разрывались.

Ольгерд вцепился в металлический поручень. Увиденное его потрясло. Механическая гусеница поезда, лязгая и громыхая, переползала мост, связавший два горных склона. Под ногами мастера ножей разверзлась бездна. Сотни метров пустоты и серебристая речная лента в самом низу.

— С тобой всё в порядке?

Ольгерд заставил себя кивнуть. Никогда прежде у него не возникали проблемы с боязнью высоты. Человек, выросший на террасах Гильдии Ножей и постоянно летающий на браннерах, не страшится падения. Что же случилось? Сиюминутное наваждение, вот что.

Оторвать ладонь от поручня.

Всё в порядке.

Мост закончился, и теперь они ехали по горному склону. Вздыбленная скальная порода с одной стороны, и пропасть — с другой.

Крыши вагонов были превращены в зону отдыха, отдельные участки которой связывались навесными мостиками. Эти мостики были закреплены особым образом на шарнирных сочленениях — при повороте они изламывались под разными углами.

Ольгерд перевёл своего питомца через три вагона и оставил на искусственном газоне. По словам Делрея все отходы здесь убираются специальным работником.

— Нужно поесть, — сказал детектив. — И достать мяса.

— Ты прав.

Побудь здесь.

Крыша седьмого вагона была превращена в ресторан под открытым небом. Ну, почти под открытым — от дождя посетителей защищал тент. Кухня и второй «зал» находились в самом вагоне. Чтобы заказать еду, Делрею пришлось спуститься вниз и отстоять небольшую очередь. Почти все столики уже были заняты.

— Сейчас всё принесут, — сказал Делрей, усаживаясь напротив Ольгерда.

— Что с мясом?

— Нашлось. Я договорился, чтобы нам его оставили. В эмалированном тазу, правда. Ведра у них не нашлось.

— Сойдёт.

Официанта в поезде не было. Завтрак принесла проводница — женщина средних лет с грустным и немного потерянным лицом. Ольгерд расплатился — пришёл его черед. На подносе обнаружились две тарелки супа, овощное рагу и рыба, запечённая в фольге. Хлеб был нарезан тонкими кусочками. Также Делрей заказал кофе — в последние несколько дней Ольгерд пристрастился к этому необычному напитку.

— Вечером прибудем на место, — сообщил Делрей с набитым ртом. Детектив ел аккуратно, заткнув за ворот салфетку. — Надеюсь, ты готов к неприятным сюрпризам.

Ольгерд промолчал.

Поезд въехал в туннель, и завтракающих пассажиров накрыло кромешной тьмой. Послышались странные звуки. Словно кто-то давился собственным воплем. А ещё Ольгерду почудился свист клинка, рассекающего воздух.

Мастер ножей подобрался.

Когда дневной свет ударил по глазам, путешественникам предстала жуткая картина. Сидевшие за столами люди были мертвы — их головы кто-то аккуратно срезал. Кровь залила тарелки и одежду несчастных, забрызгала скатерти и крышу вагона.

Посреди рукотворного ада возвышался жнец.

Бесформенный балахон отражал столики, трупы пассажиров, плывущие по небу облака. Из-под капюшона выглядывала тьма. В руке тварь держала косу — настолько острую, что даже кровь к ней не липла.

Делрей ничего не видел. Он продолжал спокойно есть, сидя спиной к анатомическому театру.

— Не оборачивайся, — сказал Ольгерд.

Рука детектива, державшая ложку, застыла. В следующую секунду Делрей нарушил указание напарника. Резко поднявшись, детектив отшвырнул ротанговый стул и выхватил револьвер. Уже оборачиваясь, он понял, с кем имеет дело.

Грохот выстрелов.

Невидимые кусочки свинца летели в цель, разрывая пространство в клочья. Но оружие землянина оказалось бессильным. Жнец не шелохнулся — он попросту впитал летящие пули. Стал пулями.

Делрей нажал на спуск шесть раз, затем послышались сухие щелчки. Ольгерд не мог видеть выражение лица своего напарника, но подозревал, что тот испытывает страх. Рык был далеко и не мог прийти на помощь.

Ольгерд, не вставая, швырнул огненную руну. Нечто невидимое промчалось над головой детектива, оформилось в сгусток пламени и устремилось к зеркальному существу.

Жнец скрылся.

Только что создание высилось посреди ресторана, держа свой инструмент смерти. Миг — и тварь перенесла себя вниз, замещая поочередно перевернутый стул, отрубленную голову и металлическую крышу.

Руна врезалась в один из столиков и сожгла его дотла. Мгновенно, без вариантов.

— Кто это? — прошептал Делрей, опуская револьвер.

— Ты ведь и сам догадался. Мы называем их жнецами, — пояснил Ольгерд, вставая из-за стола. Аппетит пропал. — Неприятные ребята.

Паровой экспресс мчался сквозь горные ландшафты.

Вызов брошен, понял мастер ножей.

Дальше — схватка.


Продолжение следует...




Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь



Торговая платформа Pokupo.ru

stihi-ioпрозаические-миниатюрыvox-populи-прозатворчествоcrypt0manzaebooka
253
219.691 GOLOS
0
В избранное
crypt0man
криптопопулярный журнал
253
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые