Роман Яна Бадевского «Предельные Чертоги» (часть 34-я, заключительная)

2.png
Дизайн @konti

Автор: Ян Бадевский, @zaebooka


Окончание. Части 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я, 6-я, 7-я, 8-я, 9-я, 10-я, 11-я, 12-я, 13-я, 14-я, 15-я, 16-я, 17-я, 18-я, 19-я, 20-я, 21-я, 22-я, 23-я, 24-я, 25-я, 26-я, 27-я, 28-я, 29-я, 30-я, 31-я, 32-я, 33-я


Странники несут дурные вести. Они приходят, чтобы вырвать вас из привычного круговорота вещей и швырнуть в чужой мир — навстречу приключениям.
Едва Коэн из Предельных Чертогов объявился на пороге, Ольгерд понял — его ждёт Путь. И новый контракт. И опасные встречи.
Впереди — Стимбург.
Непостижимый город, вобравший в себя половину Европы.
Город дождей и туманов.
Город иллюзий.
Город Демиургов.


Предельные Чертоги

Эпилог


Кристоф готовился к визиту гостей.

Лициус предупредил дворецкого о том, что на ужин придёт несколько человек, но такого наплыва посетителей зомби не ожидал. В четвёртом часу посреди холла материализовался странный человек со шрамом на подбородке. Хозяин называл его Марком. Вроде бы Марк умел прыгать от звезды к звезде, но Кристоф сомневался, что такое возможно.

— Привет, друг, — весело поздоровался джампер. — Люциус у себя?

— Заперся в кабинете.

— Доложи обо мне.

Дворецкий отправился наверх и постучался в дверь кабинета.

— Хозяин, к вам посетитель.

— Сейчас.

Дверь открылась, и на пороге возник Люциус Делрей — детектив, чья слава распространилась по всему Треугольнику. После недавнего расследования, затрагивающего государственные интересы Стимбурга, дела сыщика пошли в гору. От клиентов отбоя не было. Люциус с Региной разрывались на части, деньги текли рекой. Трудные времена закончились. Даже налоговые инспекторы перестали обрывать телефон.

Всё утро Делрей посвятил бухгалтерии.

— Кто там?

— Марк.

Делрей радостно улыбнулся.

— Угости его чем-нибудь. Я приведу себя в порядок.

Через некоторое время друзья уже сидели в холле, смеялись, вспоминали события осени. За окном ревела вьюга, улицы Стимбурга заметало снегом. В камине потрескивали дрова.

Раздался дребезжащий звук.

— Ты купил электрический звонок, — догадался джампер.

Делрей виновато развёл руками.

— Пришлось. Всё время кто-то приходит. Удовольствие не из дешёвых, но электричество сейчас в моде.

В холле появились новые гости. Красивая девушка в белом полушубке, девочка-подросток и… Рык. Делрей сразу узнал полярного рлока, некогда принадлежавшего Ольгерду. Значит, девушка — это жена мастера ножей. Кажется, её зовут Мерт.

— Рад приветствовать вас в своём доме, — улыбнулся Люциус. — Глинтвейна с дорожки?

Мерт кивнула.

— Я не откажусь, а Навсикае ещё рано. Что же касается моего лохматого приятеля…

— Мясо, — перебил Делрей. — Сырое. Я прав?

— Ещё как. И побольше.

Делрей, сидевший в своём любимом продавленном кресле, обернулся к дворецкому. Кристоф замер на пороге, ожидая дальнейших указаний.

— Ты слышал.

— Бегу исполнять, — буркнул зомби. Сегодня у него было ворчливое настроение.

Девушки расположились на кожаном диване, а рлок улёгся на медвежьей шкуре перед камином.

Постепенно начали подтягиваться другие посетители. Наплыв гостей неприятно удивил Кристофа — сегодня он практически не выходил из кухни. В пять вечера пришла Регина. Девушка что-то шепнула Делрею на ухо, и они вместе поднялись в кабинет, извинившись перед посетителями. Дворецкий слышал какую-то возню и женский смех за дверьми кабинета, но тревожить хозяина не осмелился.

Людей становилось всё больше, и они, по мнению зомби, имели весьма отталкивающий вид. В шесть вечера в холл ввалилась целая толпа. Уже знакомый Кристофу волшебник по имени Коэн. Бритоголовый дикарь, вручивший дворецкому меч и топор на хранение. Юноша, чем-то похожий на девочку, сидевшую у камина. Пожилой человек, от которого пахло душистыми травами. Загорелая девушка с волосами, заплетёнными в тысячу косичек. Рыжая девушка с грубоватыми манерами. Парень с серьгой в ухе — его лицо Кристоф забыл, как только направился в кухню. Вся эта пёстрая компания была вооружена. Кто мечом или топором, кто коротким ножом, кто ещё чем. Варвары, подумал Кристоф.

Последним явился мужчина в балахоне мастера ножей. Этот двигался, с трудом переставляя ноги. Казалось, он долгое время пролежал в госпитале и теперь понемногу возвращается в мир живых. Под глазом мастера красовался крестообразный шрам.

Почти все мужчины, пришедшие на Малую Котельную, 4, носили бороды. От них пахло дальними странствиями, жестокостью и силой. Кристоф решил, что встречаться с ними в тёмном переулке не хочется.

Гости шумною толпой отправились в столовую, увлекаемые волшебником.

— Ничего не готово! — причитал дворецкий, семеня в хвосте процессии. — Хозяин ещё не спустился!

— Тащи глинтвейн и горячий отвар, — велел волшебник. — Да поживей, мы продрогли на улице.

Вскоре спустились Делрей с Региной. Вид у них был довольный и немного виноватый. Загремели тарелки, стала появляться еда. Кристоф думал, что отдохнуть сегодня не получится, но странные персонажи помогли ему накрыть стол, сами наполнили чайник водой и спустились в погреб за вином. Кто-то подбросил дрова в камин, кто-то стал раскладывать еду по тарелкам.

— Это моя работа! — возмутился зомби.

— Расслабься, — рыжая девушка легонько толкнула его локтем в бок. — Мы сами о себе позаботимся.

Когда на тарелках задымилась горячая еда, а в бокалах заплескались напитки, Коэн постучал вилкой по кружке, требуя тишины. Кружка была массивной, глиняной, с откидной крышечкой и стилизованными щупальцами злобного кракена по всему периметру.

— Друзья, — начал Коэн. — Я не думал, что мы сможем собраться в этот день, но вы откликнулись, и это меня несказанно радует. Мне есть что сообщить вам, а времени не так уж и много.

— Почему бы просто не выпить, — буркнул бритоголовый наёмник, представившийся Сдвигом. — Не так часто мы сидим за одним столом.

— Ты прав, мой друг, — улыбнулся Коэн. — И поверь, остаток вечера ты сможешь посвятить этому благородному занятию. Но сейчас я попрошу чуточку вашего внимания.

Разговоры за столом окончательно стихли. Теперь единственным звуком, проникавшим в столовую, было завывание февральской вьюги.

— Прошло почти пять месяцев, — начал волшебник, — с того дня, как Посторонний утащил Ольгерда в свой мир.

Лицо Мерт посерело.

Всё это время девушка старалась не думать о плохом. Ольгерд выберется, утешала она себя. Он умеет открывать Двери, а это что-нибудь да значит. Но шли недели и месяцы, а вестей от мужа не было. В голову девушки начали закрадываться сомнения. А ещё — обида. В исчезновении мужа Мерт подсознательно винила Коэна. Если бы не посредник, ничего бы не случилось. Глупо, конечно. Кто мог предвидеть подобный исход…

Вячеслав потерял своего лучшего ученика и хорошего друга. На «Оазисе» мастер едва не погиб. Его спасли мази Мерт и подоспевший на помощь врачеватель. Хозяева обломка вызвали подкрепление из Тарроса, воспользовавшись услугами наёмного колдуна. Открылся портал, и через него в «Оазис» хлынули воины. С ними шёл врачеватель. Постояльцам, выжившим в бойне, была оказана своевременная помощь. Выжили двое — Вячеслав и странствующий собиратель новостей, у которого сердце находилось с правой стороны.

Наставник месяц пролежал в Тарросе, в доме врачевателя, балансируя на грани жизни и смерти. Его лечили традиционными и магическими методами — всё это оплачивала Гильдия. Мерт сняла домик на окраине Тарроса и поселилась там вместе с Навсикаей. Девочке было очень плохо — она потеряла Хрума. Мерт знала, что мастера ножей сильно привязаны к своим рлокам. Потерю питомца можно было сопоставить с потерей близкого человека. И всё это произошло из-за Мерт. Точнее, из-за её тёмного прошлого.

Девочка почти ничего не ела, ни с кем не разговаривала и большую часть времени проводила на плоской крыше домика. То ли погружалась в медитации, то ли смотрела на звезды и вспоминала Хрума — об этом вряд ли кто узнает. В детской душе что-то надломилось. Сложно не заметить таких перемен…

И всё же они сумели это пережить. Все вместе. Знающий-на-Перекрестках выкарбкался, хотя Мерт казалось, что Наставник обречён. Навсикая сильно похудела, стала неразговорчивой и замкнутой. Братья Внутреннего Круга, посовещавшись, отпустили девочку на Атолл Миядзаки. Вскоре там появилась и Мерт, а вместе с ней — Рык.

Странное дело: рлоки, потерявшие своих хозяев, обычно умирают. С ними что-то происходит… Исчезает жизненная энергия. Никто не хочет брать беспризорных рлоков на попечение — слишком опасно. Хищник, утративший связь с мастером, не подчиняется никому. И никогда не подчинится. Рык вёл себя так, словно Ольгерд ненадолго куда-то отлучился и вскоре вернётся. Зверь подолгу блуждал в своих призрачных мирах, разыскивая того, кто был ему дорог.

Мерт с трудом научилась общению с рлоком. Мысли нужно было облекать в образную форму. Прямые приказы не работали — зверь их не признавал. Только просьбы.

— Я недавно разговаривал со Стражем, — тихо произнёс Коэн. — Мы обсуждали сложившуюся картину мира. Так вот, если бы магелланцы получили координаты системы Демиургов, война бы уже началась.

— Почему ты так думаешь? — спросил Марк.

— Не я, — поправил джампера Коэн. — Так думают Архивариусы. Они взяли в расчёт расположение звёздных систем магелланцев, примерную локацию, в которой могут обитать Демиурги, и скорость космических кораблей Посторонних. Получилось четыре месяца.

— Почему бы Посторонним не открыть Двери? — задал логичный вопрос Делрей.

— Они находятся вне транспортной системы Демиургов. Жнецы и тандрадианцы в теории смогли бы проникнуть в чужую систему. Но они не протащат через пространство тяжёлую боевую технику.

— Войны нет, — констатировал Марк.

— Пока нет, — кивнул посредник. — Это может означать две вещи. Либо произошло смещение координат, помешавшее магелланцу вернуться на родину, либо Ольгерд сумел с ним расправиться.

Мерт подавила в себе проблеск надежды.

Будет больно, сказала она себе. Если Ольгерд не вернётся, будет очень больно.

— Ольгерд жив, — уверенно заявил Коэн. — Я хочу в это верить. Но сохраняется опасность уничтожения Земли.

— Это ещё почему? — вскинулся Делрей.

— Решение примет агент Демиургов, скрывающийся на Земле, — пояснил Коэн. — Он должен оценить степень угрозы, исходящей от магелланцев. И это будет сделано в ближайшие годы. Уничтожение Земли приведёт к распаду транспортной системы. Двери закроются, Храмы умрут. Магия уйдёт из Преддверья. Руны перестанут работать.

Вячеслав нахмурился. Такой расклад не мог быть по душе Хозяину Дверей.

— А ещё, — промолвила Мерт, — Ольгерд не вернётся в свой мир.

Коэн промолчал.

Но все и так понимали, что девушка права.

— Зачем ты нас собрал? — нарушил затянувшееся молчание Делрей. — Ты думаешь, выход есть?

— Всегда есть выход, — заметил Марк.

— Я вновь отправляюсь на поиски Безымянного Скита, — сообщил Коэн. — Архивариусы знают агента Демиургов, но по каким-то причинам не хотят раскрывать его имя. Встретившись с этим человеком, я попытаюсь договориться. Изменить ход вещей.

— Мы искали четыре месяца, — возразил Шакал. — Безрезультатно. Что изменилось?

— Многое изменилось, — Коэн победоносно улыбнулся. — Теперь я знаю, где нужно искать.

— И ты набираешь команду, — догадалась Мерт.

— В точку.


Снаружи загорались фонари. Газовые плафоны источали призрачный свет, с трудом продиравшийся сквозь вьюжный сумрак. Фонарщик, кутаясь в меховой тулуп, грузно поднимался по металлическим ступеням. Его работа состояла в том, чтобы распахнуть залеплённую снегом дверцу плафона, залить керосин в резервуар и зажечь фитиль. Сделать это в такую погоду непросто.

Кряхтя и ругаясь, фонарщик достал спички.

До его слуха донеслось лёгкое постукивание трости по обледенелому тротуару.


январь — апрель 2017 года


Глоссарий

В этом глоссарии я постарался систематизировать все непонятные моменты из книг о Преддверье. Некоторые имена и термины вам встретятся в этом романе, другие — в «Мастере ножей» или «Клинках Преддверья». Не исключено, что список будет расширяться по мере написания других текстов.

Ардр. Огненный бог, которому поклоняются многие народы Тверди. Ардр олицетворяет солнце и первозданную стихию огня. Изображается в виде толстяка с вырывающимися из тела языками пламени. На заре времён — главный антагонист Океана. Противостояние божеств, согласно трордорской мифологии, длилось тысячелетиями, но творцам удалось договориться, поделив сферы влияния. Океану досталась земля, Ардру — небо.

Бог-Воитель Дварн. Трордорский аналог Руевита (см. ниже). В классических изображениях Дварн держит над головой два скрещённых топора. Вместо головы у воинственного бога — безликий шар, олицетворяющий слепую ярость битвы. Дварн не имеет глаз, поэтому уничтожает всё, что подвернётся под руку. Успокоить разбушевавшегося бога довольно тяжело — требуются масштабные жертвоприношения.

Большой Откат. Процесс, запущенный Посторонними за тысячу лет до описываемых в романе событий. Большой Откат привёл к технологической и научной деградации Демиургов, расколу их империи и частичной изоляции отдалённых колоний. Наука в сознании людей сменилась магией — никто больше не мог объяснить «чудеса», сотворённые предтечами. Земля в культурном отношении застыла на уровне паровых сообществ. Большая часть миров погрузилась в средневековую тьму.

Браннер. Вид воздушного транспорта в Преддверье. Издалека браннеры напоминают дирижабли, но это лишь визуальное сходство. Браннер — живое существо, исполинский пузырь, пасущийся в Облаках. Приручать браннеров очень сложно, ещё тяжелее ими управлять. Поэтому в Преддверье ценятся профессиональные погонщики — люди, умеющие телепатически вступать в контакт с браннерами. Внизу живых пузырей расположена гондола, крепящаяся тросами или канатами к такелажной сетке. За сохранность сетки и крепления тросов отвечают такелажники (верхолазы). Зачастую команда пассажирского браннера состоит из погонщиков, верхолазов и капитана. Погонщики дежурят по очереди, сидя в рубке на верхней палубе — там они «подключаются» к разуму небесных тварей.

Верста. Мера длины, используемая жителями Озёрщины. Составляет около 0,7 стадия.

Гипербор. Мифическая страна, раскинувшаяся в стародавние времена на Белом Взбережье Тверди. Владыки Гипербора возвысились задолго до объединения Царства Вигов. Легенды утверждают, что тамошние охотники впервые приручили полярных рлоков.

Девять Ушедших. Боги первого поколения, порождённые Океаном. В некоторых священных текстах ассоциируются с Демиургами. Жители Трордора, Кайянской гряды и Заповедных Земель верят, что Ушедшие помогали Завее и Океану создавать мир, а затем, по неведомым причинам, покинули его. Впрочем, жрецы Уходящего Культа полагают, что Девятеро могут вернуться и захватить власть в Преддверье. В час их прихода начнётся великая Битва Богов, которая, вероятно, закончится поражением ныне здравствующих мистических сил. Ушедшие обладают чудовищной силой, доставшейся им в наследство от Океана. После окончательного утверждения в Преддверье, они осудят на вечные муки всех, кто поклонялся богам второго и третьего поколений.

Держава Четырёх Сторон. Полулегендарное государство, именуемое отдельными хронистами Царством Вигов. Держава объединяла все территории Тверди, а её столица находилась в ныне разрушенном Китограде.

Дневник Ирвандира. Испокон веков Хозяева Дверей вели дневники, в которых описывали миры, связанные с Преддверьем. За столетия скопилась целая библиотека Дневников, которую обязан изучить Хозяин, вступающий в должность. Мастер ножей по имени Ирвандир жил за сто лет до Ольгерда — наследие этого человека считается наиболее полным описанием земель Внемирья.

Донный Азвар. Верховный бог Глубины в Роккевениуме. Покровительствует тингам Северного Альянса. Ни одно значимое решение в Роккевениуме не принимается без жреца, оглашающего волю Азвара. Божество представляется северянам в облике гигантской рыбы, закопавшейся в ил. Рыбе снятся вещие сны, которые трактуются жрецами.

Дремлющие Жнецы. Не путать со жнецами, выступающими в качестве союзников Посторонних. Мифические создания, отвечающие за продолжительность человеческой жизни. Дремлющие погружены в глубокий сон — в их видениях проносятся судьбы смертных. Изредка Жнец пробуждается — тогда кто-то умирает. Если все Дремлющие проснутся одновременно, наступит конец света. Культ Дремлющих получил распространение в Трордоре и некоторых регионах Беловодья.

Завея. Мать Ветров, одна из величайших богинь в пантеоне народов Преддверья. Представители некоторых культов верят, что Завея сотворила мир Преддверья, иные полагают, что Завея породила Демиургов, а те, в свою очередь, слепили мир из первозданного хаоса. Мастера ножей считают имя Завеи истинным именем своей планеты и боятся произносить его вслух. Если призвать мастера ножей на помощь, упомянув богиню, тот не имеет права отказать просителю. Остаётся загадкой происхождение богини. Дети Ветра и другие южные племена уверены, что Завея породила воздушные потоки, из которых слепила мир. Эти потоки можно использовать и в будущем, думают они. Поэтому лучшие маги воздушной стихии пришли с юга. Трордорские жрецы, наоборот, уверены, что Ветры Хаоса сформировали тело Завеи, которая впоследствии подчинила их своей воле. Такой вот замкнутый цикл.

Изоляционисты. Правящая фракция, получившая большинство мест в парламенте Стимбурга. Её представители выступают за полную изоляцию Земли от внешней политики. Несмотря на это изоляционисты не поддержали инициативу о закрытии последнего портала, связывающего Землю с другими мирами. Именно изоляционисты приняли решение не вмешиваться в войну, разгоревшуюся на Преддверье.

Империал. Денежная единица Трордора. Имеет хождение на всей территории Тверди, служит универсальным расчётным средством. Во многом этому способствует авторитет Трордорского Банка, имеющего отделения по всему континету, а также на Облаках. Империалами пользуются даже северяне и купцы Улкундара.

Империя Трордора. Самое могущественное государство Тверди. Занимает практически всю западную часть континента, охватывая Беловодье на севере, Заповедные Земли на юге и побережье Срединного Моря на востоке. Через владения императора протекает река Руз — единственный путь из Срединного Моря в Океан. Сердце Империи — многонациональный город Трордор, разросшийся на Вьюжном полуострове Гиблого Залива и склонах Ливонского Хребта.

Ингрус. Бог лесных чащ, которому поклоняются жители Озёрного Края. Наиболее силён культ Ингруса в Крумске и Чудских угодьях. Ингрус — самый мирный бог в пантеоне восточных народов Тверди. Изображается в виде доброго старика с цветами в бороде и посохом, увитым плющом. Перед тем как срубить дерево или убить лесного зверя, принято извиняться перед Ингрусом. Правда, эта традиция постепенно уходит в прошлое.

Инлунд. Затонувший город, о местоположении которого постоянно ведутся споры. Одни историки помещают Инлунд в западную часть Срединного Моря, другие утверждают, что город стоял на острове посреди Океана. Также бытует мнение, что Инлунд был озёрным поселением.

Китоград. Легендарная столица Державы Четырёх Сторон. После невиданной магической войны и распада Державы город превратился в руины и обрёл дурную славу. Жители Озерщины и Черноболотья стали называть его Пропащим градом.

Колард. Бог огня, которому поклоняются на востоке Тверди. Культ Коларда распространен в Черноболотье, на склонах Курдского хребта, в верховьях Тичи и кое-где на Озерщине. Символ Коларда — огненное колесо с глазом внутри. Согласно верованиям жителей востока, Колард двуедин — он способен дарить тепло и благоденствие миру, но если его разозлить, разгорится Последний Пожар. Чтобы умилостивить Коларда, жрецы сжигают на кострах различную живность. Достоверных сведений о человеческих жертвах нет.

Кормчие. Особая каста правителей, властвующих на Облачных Скитах. Кормчие осуществляют общее руководство, контролируют общественную и политическую жизнь воздушных островов. Кроме того, кормчие выбирают траекторию полёта Скитов. Если требуется решить вопросы, затрагивающие интересы Облаков в целом, кормчие собираются на Небесный Совет.

Крона. Денежная единица, имеющая хождение в Танневергене и Озёрном крае. В былые времена кроной пользовались и соседи Танневергена — Хо-Шан, юго-восточные поселения Северного Альянса, отдельные приморские города на западе (Верн, Снордур). Правление Вармака привело к обесцениванию валюты и постепенному её вытеснению более жизнеспособным империалом.

Луны Преддверья. В мире Ольгерда есть несколько лун, появляющихся на небе в разное время. Это Паломник, Шен, Торнвудова Луна и Око. Раз в год они собираются вместе в фазах полнолуния. Тогда народы Тверди отмечают День Полных Лун. Это великий праздник, символизирующий обновление, единство богов и отсчёт нового цикла.

Облачные Скиты. Парящие в небесах над Преддверьем островки, обладающие полной автономией, собственными вооружёнными силами, общественным, политичесским и экономическим укладом. Наиболее известны Вертерис, Скит Пяти Ветров, Радужный Мост и Атолл Миядзаки. Скиты управляются кормчими, выбираемыми из представителей местных элит. Сообщение между небесными островами осуществляется посредством браннеров. Кроме того, именно на Скитах открыты вечные Двери в иные миры. Кормчие ведут торговлю как с государствами Тверди, так и с далёкими планетами Внемирья. Благодаря такому положению Облака превосходят нижние королевства по экономической мощи и культурному развитию.

Океан. В Трордорской мифологии олицетворяет водную стихию. Океан породил Девятерых Ушедших — первое поколение истинных божеств. Изображается в виде седого старика с рыбьим хвостом, держащего в правой руке Рог Бурь. Когда Океан трубит в Рог, начинается шторм.

Орден Серебряного Заката. Могущественное тайное сообщество земных магов, возглавляемое Аластором Трисмегистом. Адепты Ордена скрывают свои лица, поэтому жители Стимбурга называют их лицедеями. Попасть в Орден нелегко, там редко встречаются неофиты. В Ордене предусмотрены 5 уровней посвящения. Верхнего уровня (Кетер) достиг лишь один человек — сам Трисмегист.

Островное Пиратское Братство. Сообщество морских разбойников, охватывающее обширную территорию за пределами Тверди. Большая часть пиратских архипелагов расположена между Твердью и Пацифидой, но ими всё не исчерпывается. К Братству примкнули некоторые капитаны северо-западных и юго-восточных островов. Назвать сообщество полноценным государством нельзя, но во времена Ольгерда Братство представляет серьёзную угрозу, поскольку обладает мощным флотом. Если против какого-либо архипелага выдвигается флот материкового властителя, остальные капитаны незамедлительно приходят на помощь. Борьба с разбойниками идёт столетиями. С переменным успехом.

Пацифида. Один из двух материков Преддверья. Сведения об этом месте утрачены. Контакты между двумя материками долгое время отсутствовали. Жители Тверди не знали о существовании Пацифиды до момента вторжения, описанного в романе «Клинки Преддверья».

Предельные Чертоги. Альтернативное название Земли, используемое жителями Преддверья. Считается обителью Демиургов — божественных предтеч, которые, согласно легендам, сотворили мир-перекрёсток в его теперешнем виде.

Речной хект. Опасный хищник, завезённый в Преддверье из Зарослей (предположительно).

Рлок. Хищный зверь, обитающий на севере Тверди. Некогда рлоки селились по всему континенту, но приход цивилизации привёл к их тотальному вымиранию. Полярные рлоки — единственный вид этого древнего хищника, сохранившийся к моменту повествования. Ареал распространения — острова, лежащие к северо-западу от Родерерка. Полярные рлоки считаются наиболее опасными созданиями в мире Преддверья. Эти звери способны убивать на расстоянии акустическими волнами, охотиться на ментальном уровне и выслеживать добычу, пуская свой разум по её следу. Мастера ножей научились вступать в симбиоз с полярными рлоками. Между мастером и его питомцем устанавливается прочная связь, основанная на эмпатии и обмене образами. Некоторые мастера умеют совершать мысленные путешествия, присоединяясь к рлочьей охоте.

Руевит. Бог войны, которому издревле поклонялись народы Танневергена, Озерщины и Чёрных Болот. Изображался в виде четырёхрукого богатыря, держащего копьё, щит, меч и топор. В некоторых хрониках Преддверья есть упоминания о человеческих жертвоприношениях, связанных с культом Руевита.

Рукава Туники. Звёздное скопление, наблюдаемое в ночном небе Преддверья. Часть Млечного Пути.

Северный Альянс. Территории, занимающие северную часть Тверди. На западе Альянс граничит с Трордором, на юге — со Срединным Морем и Танневергеном. Северо-восточные границы Альянса — это океанское побережье. Власть в Альянсе принадлежит конунгам — боевым вождям, добившимся своего положения через поединок. Условная столица северных земель — Роккевениум. Ежегодно в этом городе собирается тинг или Большой Совет. Там принимаются решения, затрагивающие интересы всех конунгов и ярлов страны.

Собиратели новостей. Редкая профессия, получившая распространение на Тверди. Собиратели скитаются по городам, узнают свежие новости и перепродают их заинтересованным лицам. Некоторые собиратели работают на заказ — если наниматель интересуется конкретным событием или человеком.

Стадия. Мера длины, использующаяся большинством жителей Тверди. Одна стадия равна примерно двум земным километрам.

Талер. Денежная единица, имеющая хождение в Предельных Чертогах. В Стимбурге талер — это серебряная монета весом около 24 граммов. Один талер приравнивается к десяти золотым риксдалерам с обсидиановой сердцевиной либо 100 медным грошам.

Твердь. Один из двух материков Преддверья, на котором разворачиваются основные события цикла. Именно здесь простираются могучие королевства людей (Трордор, Северный Альянс, Равнинное Царство) и стоят Храмы Демиургов.

Тер. Язык Державы Четырёх Сторон. Считается мёртвым, хотя большинство летописей и научных трактатов написано именно на нём.

Ульг. Одна из рун, используемых мастерами ножей. Применяется для разжигания костра, но возможны и другие решения.

Унгхват. Богиня смерти и бесконечного, замкнутого на себя разрушения. Культ Унгхват распространён в отдалённых поселениях восточного Урхата. Местные жители изображают шестирукую богиню с кривыми ножами и волосами-щупальцами, которые она использует для высасывания души из своих жертв.

Уруз. Пробойная руна. Мастера ножей чертят «уруз», когда нужно пробить ножом доспех противника. Если выгравировать такую руну на клинке, его мощь серьёзно усилится. Начертание руны взято из классического Футарка.

Храмы Демиургов. Мистические культовые сооружения, охраняемые мастерами ножей. Храмы контролируют потоки энергии, позволяющие открывать Двери в иные миры, использовать руны и магию.

Экзорцист-вещник. Рекая магическая специальность, встречающаяся в Предельных Чертогах. Вещники изгоняют зло из любых предметов — зеркал, портретов, паромобилей, домов и кораблей.

Эра Упадка. Исторический термин, обозначающий эпоху после Большого Отката.

Эфирный Тлалок. Божество, символизирующее изменчивость судьбы и эфемерность выбранных путей. Имеет четыре лица, которые, согласно легенде, меняются местами ежедневно. В Тлалока верят некоторые южные народности Империи Трордора.




Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь



Торговая платформа Pokupo.ru

stihi-ioпрозаические-миниатюрыvox-populiпрозатворчествоcrypt0manzaebooka
184
143.596 GOLOS
0
В избранное
crypt0man
криптопопулярный журнал
184
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые