«Премьера Голоса»: Повесть Юрия Москаленко «Король найден мёртвым» (часть 29-я)


Иллюстрация @konti

Автор: Юрий Москаленко, @biorad

Продолжение. Часть 1-я, часть 2-я, часть 3-я, часть 4-я, часть 5-я, часть 6-я, часть 7-я, часть 8-я, часть 9-я, часть 10-я, часть 11-я, часть 12-я, часть 13-я, часть 14-я, часть 15-я, часть 16-я, часть 17-я, часть 18-я, часть 19-я, часть 20-я, часть 21-я, часть 22-я, часть 23-я, часть 24-я, часть 25-я , часть 26-я, часть 27-я, часть 28-я

image.png
Дизайн @konti


Часть 29-я

Лиссабон. Полицейское управление. 20 сентября 1946 года. 11.00

Сеньор суперинтендант, отпив глоток крепкого кофе, пристально осмотрел сеньора Антонио. Суточное пребывание на родине сыграло свою роль. Экс-полицейский выглядел достаточно бодро, хотя мешки под глазами никуда не делись: за день их никакими средствами не убрать. Осунулся, но всем своим видом давал понять — старый бультерьер готов к любой схватке.

— Рад вашему возвращению, — кивнул хозяин кабинета в сторону гостя. — Как вы полагаете, вы сделали всё возможное для того, чтобы выяснить истинные причины происшествия, которое случилось в Эшториле почти полгода назад?

Сеньор Антонио с ответом не спешил, словно выискивая правильное начало разговора. По правде сказать, в марте 1946 года он и не подозревал, что его судьба сделает такой крутой поворот. Тогда старый полицейский хотя и был достаточно осторожным в оценках и выводах, но доверял людям значительно больше.

«В нашем маленьком городке текла размеренная и спокойная жизнь, — размышлял он про себя. — Я был уверен, что ничего экстраординарного произойти просто не может. Но смерть Короля стала мощным катализатором».

И если раньше Антонио никогда не покидал свою страну, то за последнее время ему удалось помотаться по странам и континентам.

Но пауза затягивалась. А потому он произнёс нейтральную фразу.

— В этом деле столько загадочного, что порой мне кажется, что я скачу по кочкам на болоте. И каждый раз не знаешь, окажется нога на земной тверди или же я вместе со своей ногой уйду с головой в вязкую жижу. Странное ощущение — ты явно не принадлежишь сам себе…

Суперинтендант с удивлением посмотрел на своего бывшего подчинённого.

— Извольте выражаться более определёнными категориями. Меня абсолютно не заботят ваши ощущения — мне нужно точно знать, как далеко вы продвинулись в деле расследования. Итак…

— Когда я отправлялся в своё путешествие, я был уверен, что в данном деле замешаны либо американцы, либо русские. Остальные не имеют к этому никакого отношения.

Антонио снова сделал паузу и тем самым вызвал вспышку гнева у старшего начальника.

— Будете ли вы сегодня говорить? Что вы всё вокруг да около. Прекратите устраивать здесь цирк!

— У нас серьёзный разговор, и я стараюсь, чтобы не было каких-то двусмысленностей. Повторюсь, я считал, что у нас в Эшториле провели свою операцию либо американцы, либо русские. Сейчас я почти что уверен — это янки.

— Вот как? — на лице суперинтенданта появилась маска удивления. — С чего это вы решили, что это именно наши заокеанские друзья? Я дал вам хорошую возможность лучше их изучить. Почему же вы не воспользовались случаем?

Слово «друзья» он произнёс с очевидным нажимом, словно желая подчеркнуть, что американцы не способны на такую подлость по отношению к Португалии — взять и умертвить действующего шахматного чемпиона.

— Я их достаточно хорошо изучил, — возразил сеньор Антонио. — И продолжаю настаивать на том, что вероятность того, что у нас действовали американцы, гораздо выше, чем у их противников.

Суперинтендант медленно поднялся из кресла. Его лицо уже не выражало ни любопытства, ни дружелюбности. Напротив, к щекам прилила кровь, он начал поигрывать желваками и только каким-то неимоверным усилием удерживал себя от желания наорать на собеседника.

— Вы пришли к неправильным выводам, — на этот раз хозяин кабинета сделал акцент на слово «неправильные». — Давайте рассуждать логически: кому удобнее провести операцию? Американцам, которые находятся за океаном, или русским? Не забывайте, что от Москвы до Лиссабона чуть меньше 2500 миль, а от Вашингтона до нас через океан более 3500.

— Если географически, то русским ближе, — согласился сеньор Антонио. — Но география не всегда играет столь большую роль. Русские своего демона революции Троцкого в Мехико достали.

— Уже лучше, — усмехнулся суперинтендант. — Русские, если захотят, любого человека хоть из-под земли достанут, не то что в нашей Португалии…

Антонио не счёл нужным прокомментировать это замечание шефа. Ему стало абсолютно понятно, что пока он находился за океаном, виновных в смерти сеньора Алехина уже назначили. И теперь от него только ожидают подтверждение этой версии. Одно только не укладывается в голове: зачем нужно было тратить столько денег, а главное, его собственного здоровья, если всё получилось как в поговорке: «Желающих пойти в театр назначу я сам».

И как ему поступать в данной ситуации? Поддакивать сеньору суперинтенданту? Доказывать свою точку зрения? И как это вообще отразится на судьбе самого Антонио?

Между тем старший чин воспринял молчание за согласие.

— Итак, дорогой сеньор Антонио, я жду вас завтра в это же самое время с вашим подробным отчётом о том, что во всем происшедшем в Эшториле явно присутствует русский след.

— Вы именно с этим меня ждёте? — не поверил своим ушам экс-полицейский.

— Да-да, вы не ослышались. Именно такой рапорт — ваш входной билет обратно на службу в полицию. В противном случае я не гарантирую, что вас восстановят…

Дело начинало принимать дурной оборот…


Эшторил. 20 сентября 1946 года. 15.00

Сеньор Антонио, покинув полицейское управление Лиссабона, вернулся к себе, в Эшторил. Мысль о том, что ему непременно нужно будет принять судьбоносное решение, не покидала его ни на минуту.

После смерти супруги он жил один, изредка его навещала дочь с внуками. Старая служанка, приготовив обед из любимых блюд своего господина, сервировала стол, поставила в его центр большую супницу, принесла остальные блюда, откупорила бутылочку порто и попросила откланяться до следующего утра. Ей необходимо было срочно посетить стоматолога.

Хозяин дома, нуждавшийся в одиночестве, не возражал против этого. Он завершил свой обед дополнительным бокалом порто, прилёг на диван и не заметил, как сморило.

Сон к уставшему человеку пришёл дивный. Будто он сидит в саду своей матушки, через частокол забора слепят яркие лучи небесного светила, и вдруг все солнечные зайчики бросаются к его ногам. А впереди, распахнув калитку, улыбается ему дядя Фернандо.

Он подходит к племяннику, берёт его на руки, подбрасывает так высоко, что у мальчишки в полёте куда-то проваливается сердце. Ловит, бережно ставит на землю и протягивает мяч. На одной стороне резиновой сферы — зелёный пёс, на другой — голубая лошадка под жёлтым жокеем, как в стихах его любимого Фернандо Пассоа.

Дядя присаживается на скамеечку, в ожидании пока его сестра приготовит чай. Маленький Тони откладывает мяч, усаживается к дяде на колени и просит:

— Почитай стихи. Ты их так красиво умеешь читать…

Старший брат мамы набирает в грудь побольше воздуха и нараспев произносит:

Жизнь моя, ты откуда идёшь и куда?
Отчего мне мой путь столь неясен и таен?
Для чего я не ведаю цели труда?
Почему я влеченьям своим не хозяин?

Я размеренно двигаюсь — вверх или вниз,
И своё назначенье исполнить способен,
Но сознанье моё — неумелый эскиз:
Я подвластен ему, но ему не подобен.

Ничего не поняв ни внутри, ни вовне,
Не пытаюсь достичь понимания даже.
И не боль, и не радость сопутствуют мне.
Я меняюсь душой, но изнанка всё та же.

Кто же есмь я, о Господи, в этакой мгле?
Что постигну, мечась в утомительной смуте?
Для чего я куда-то иду по земле,
Оставаясь недвижимым в собственной сути?


— Придумал тоже, — хохочет невесть откуда-то взявшаяся мама. — Ты зачем забиваешь голову ребёнку всей этой философией? Он ещё настолько мал, что ему хочется играть в мяч, а не слышать все эти стенания. И потом, кто знает, как распорядится его жизнь? Может быть, именно эти минуты станут для него самыми счастливыми в его судьбе. А ты его мучаешь какой-то утомительной смутой…

Дядя улыбается в ответ, аккуратно ссаживает Тони с колен и улыбается в ответ:

— Мы с тобой живём не один день, и кто его знает, может быть, именно эти строки западут ему в душу и станут тем мостиком, по которому он в самый необходимый час пройдёт над пропастью…


Продолжение читайте в воскресенье 11 марта


Редактор: @amidabudda



облож (7).JPG
Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь


Text.ru - 100.00%

group-vk.png group-fb.png


30 second exposure


vox-populipoesieпоэзия-голосапрозатворчество
25%
0
394
276.167 GOLOS
0
В избранное
Поэзия Голоса
Поддержка авторов на Голосе
394
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые