Пришельцы с небес. Глава 44.


пролог | глава 1 | глава 2 | глава 3 | глава 4 | глава 5 | глава 6 | глава 7 | глава 8 | глава 9 | глава 10 | глава 11 | глава 12 | глава 13 | глава 14 | глава 15 | глава 16 | глава 17 | глава 18 | глава 19 | глава 20 | глава 21 | глава 22 | глава 23 | глава 24 | глава 25 | глава 26 | глава 27 | глава 28 | глава 29 | глава 30 | глава 31 | глава 32 | глава 33 | глава 34 | глава 35 | глава 36 | глава 37 | глава 38 | глава 39 | глава 40 | глава 41 | глава 42 | глава 43

/// следующая глава (ссылка станет актуальна после публикации продолжения)


Тромонт поднялся наверх и оглядел тех, кто там остался. Мора сидела у стены и тихо молилась, закрыв глаза. Клещ стоял у окна и смотрел туда с таким решительным видом, как будто собирался взять и убить кого-то. Дуб обнял плачущую Ору и гладил её по руке, стараясь успокоить, но это мало помогало – она находилась в шоке и мало реагировала на окружающую среду.

- Врон умер, - объявил Тромонт звенящим голосом. – Собираем вещи и перемещаемся в ближайшее целое здание.

Они негнущимися руками, как во сне, навесили на себя мешки с пожитками и провизией и начали спускаться вниз.

- Не задерживайтесь, - прикрикнул Тромонт. – Успеем с ним… попрощаться…

Выйдя на улице, они быстро перебежали по огромной луже пространство до соседнего дома, юркнули туда, нашли более-менее сухое место и побросали вещи туда.

- Тром, что дальше делать будем? – спросил Дуб.

- Успеем обсудить, - ответил Тромонт, поворачиваясь к выходу. – Сейчас нужно идти откапывать Врона. Кто со мной?

Пойти хотели все, но Тромонт, подумав, оставил Ору с Дубом тут – стеречь вещи. Выйдя, они встретились с Лайтой и Маором, которые несли Асю…

Врона пришлось извлекать из под камней довольно долго – над ним взгромоздилась целая куча обломков, включая и злополучный ствол. Наконец, совместными усилиями они растащили завал.

Верхняя часть тела умершего уцелела почти невредимой, не считая нескольких ссадин на спине и голове. Но то, что находилось ниже, было сильно изувечено. Из раздробленного и раздавленного таза торчали кости и внутренности, ноги были перебиты в трёх местах. Очевидно, главной причиной его смерти стала быстрая и неотвратимая кровопотеря. Все эти повреждения совершенно не вязались со спокойным, умиротворённым выражением на его лице.

- Такой спокойный... Как будто спит и видит хороший сон, - с грустью заметил Тауран, глядя на погибшего командира.

Они осторожно завернули тело в парашют, оставив открытой голову, и перенесли его в новое убежище...

Всё дурное постепенно кончается. И буря тоже стала понемногу затихать. Грохот и вспышки переместились на север и становились всё слабее и слабее. Ливень, который превратил площадь в одну огромную глубокую лужу, постепенно стал превращаться просто в сильный дождь. Но трурнийцы уже не обращали на это никакого внимания.

Ася начала приходить в сознание. Сначала она удивилась тому, что её тело находится в таком странном положении, но потом осознала, что не чувствует ног, и заплакала. Лайта немного успокоила её, сказав, что, возможно, уже через неделю она поправится и сможет нормально ходить и летать. А когда Хорлак погладил её по руке и пообещал, что будет носить её на себе до тех пор, пока её ноги не начнут ходить, она даже слегка улыбнулась. Но эта мимолётная улыбка мигом исчезла, когда она увидела мёртвого Врона, завёрнутого в парашют.

Его внезапная гибель ввергла путешественников в тоску и отчаяние. За время их пребывания тут он стал им почти отцом, он заботился о всех, никого особо не выделяя, и был готов в любой момент помочь. И вот его с ними нет…

Тромонт зачехлил свой вечный фонарь. Комната погрузилась в полную тьму, и лишь изредка её стены озарялись слабыми вспышками удаляющегося шквала. Стало слышно чьё-то неровное громкое дыхание.

Умы путешественников были сильно возбуждены и шокированы произошедшим, но, в конце концов, утомление взяло своё, и они заснули. Темнота и наступившая после бури относительная тишина поспособствовали этому.

---

Проснулись они от того, что из дверей и окон лился яркий свет. Утро было холодное и безоблачное. Солнце ярко освещало полупрозрачные клочья тумана, висевшие над лесом, и деревья, высившиеся за противоположной стеной поселения. Его лучи ещё не успели высушить воду, упавшую ночью с неба, и миллиарды капелек, повисших на листьях и ветках, придавали растительности какой-то нереальный облик. Вода, застоявшаяся на площади, усиливала этот эффект, отражая почти без искажений и лес, и небо, и солнечный свет.

Произошедшее этой ночью казалось чем-то далёким и нереальным, как ночной кошмар. Тело Врона, бережно завёрнутое в окровавленный обрезок парашюта, напоминало, что это всё-таки суровая реальность, однако яркий солнечный свет сглаживал боль утраты и настойчиво напоминал о том, что жизнь продолжается.

Лайта, встав, первым делом тщательно обследовала Асю и с удовлетворением отметила, что её состояние, по крайней мере, не ухудшилось.

- Нужно сегодня похоронить его, - сказал Тромонт, стачивая коготки на руке. – Тут нам лучше не задерживаться.

- Где будем? – спросил Тауран, вопросительно глядя на него.

- Где-нибудь за стеной.

- Можно в колодце, - предложил Хорлак.

- Ты совсем рехнулся или как? – зло спросила его Ора. – Командира в колодце хоронить!

- Да ты не возмущайся. Он широкий, и засыпан землёй почти доверху, хоть какое-то надгробие ему будет…

- Нет, в колодце его хоронить мы не будем, - покачал головой Тромонт. – Вдруг когда-нибудь кто-нибудь сможет его откопать. Да и как-то не то что-то… Полагаю, лучше его где-нибудь за стеной захоронить. Да и нехорошо использовать для могилы хозяйственные постройки.

Это был разумный довод.

- Берём лопаты, - сказал Тромонт после небольшой паузы и встал. – Эй, не всей толпой, мне троих добровольцев хватит.

В итоге он взял Таурана, Хорлака и Клеща. Они, шлёпая по воде, вышли из ворот, шлёпая по воде, и свернули налево. За стеной сразу начинались густые заросли, что сильно осложнило дело.

Похоронить Врона решили на небольшом повышении рельефа под стеной, метрах в 15 от дороги. Там не скапливалась вода, и поэтому могилу копать было удобнее. С этим делом они справились за час – почва была мягкая, влажная и легко прокапывалась.

После этого они прошли обратно. Хорлак и Тауран осторожно взяли тело Врона, Тромонт захватил его полуторник, который был найден ими несколько дней назад, и погребальная процессия направилась к будущему месту упокоения погибшего. Асю тоже несли – она была зафиксирована на носилках и по-другому передвигаться не могла.

Пока они шли, Тромонт заметил странное тепло и покалывание в руке, в которой держал меч. Но он не придал этому существенного значения, решив, что он просто утомил мышцы, копая яму.

Врона уложили рядом с ямой. После этого Тауран прочитал короткую заупокойную молитву. Мора предлагала ему произвести полноценный посмертный молебен, но он отказался, сказав, что не помнит всё точно, и вообще, что он – не Святой Брат. На почве этого у них даже возникла перепалка – Мора настаивала на том, что если рядом нет Святого Брата, то сделать всё, что нужно, может любой простой смертный, но Тауран остался непреклонен.

- Нагорожу какой-нибудь галиматьи, а потом мне там за это отвечать, - подытожил он. – Нельзя отпускать покойного, если молитву не помнишь.

- Держать нельзя отпустить, - пробормотал Дуб. Тауран яростно обернулся, желая отчитать его за столь дерзкую шутку в такой печальный момент, но наткнулся на его грустные глаза и, вздохнув, снова повернулся к трупу.

- Можно прощаться, - сказал он тихо.

Трурнийцы по очереди попрощались с погибшим. Это смогла сделать даже Ася – её уложили рядом с телом и дали немного полежать рядом.

- Такое ощущение было, как будто меня сейчас вместе с ним уложат, - произнесла она надтреснутым голосом, когда её оттранспортировали в сторону.

Тромонт подошёл к телу, сел рядом и внимательно взглянул в морду своему товарищу.

Долгое время они правили сколоченной группой вместе. За всё это время они ни разу не поссорились, что вообще было весьма радостно. И вот теперь он уходит телом в землю и душой в небо, оставляя его единоличным командующим...

Тромонт взял полуторник, снова ощутив в руках тепло и покалывание (да что же это такое?), положил его сверху тела, сложил холодные, закоченелые руки трупа на рукояти, осторожно коснулся своим носом его носа, закаменевшго и скользкого. Медленно поднялся…

И этот момент произошло что-то необъяснимое. То ли ему это показалось, то ли это произошло на самом деле – руки Врона шевельнулись, сдвинув меч. Тот плавно соскользнул вбок, съехал с тела и, перевернувшись, со звоном скатился прямо в ноги Тромонту. трурнийцы удивлённо замерли.

- Он… живой? – нерешительно произнесла Ора, глядя на руки Врона.

Тромонт знал, что он мёртв, он ведь касался его и чувствовал, какой он стал холодный и твёрдый. Но что-то тут было не так. Не мог меч просто так соскользнуть вбок.

Он опустился снова, протянул руку к его лицу и приподнял веко. Остекленевший, помутневший зрачок неподвижно глядел куда-то вверх. Тромонт прикрыл глаз обратно.

- Он однозначно мёртв, - констатировал он. – Меч… меч…

Он взял клинок и снова ощутил в руках знакомые приятные ощущения.

- Лайта, подойди сюда, - сказал он. – возьми его в руки и подержи… Чувствуешь что-нибудь?

Лайта взяла меч и подняла перед собой. Остальные с интересом наблюдали за происходящим.

- Нет ничего, кажется, - произнесла она спустя некоторое время. – А что… Нет… Да, что-то есть… Он греет мне руки.

- Можно мне подержать? – спросила Ора.

- Может, мы сперва закончим то, за чем мы сюда пришли? – едко осведомился Клещ.

- Клещ прав, - тихо согласился Тромонт. - Давайте мы его похороним.

Путешественники аккуратно уложили тело в глубокую могилу, прикрыли ему лицо куском парашютного полотна и встали около ямы. Все ждали эпитафии от Таурана, но тот, хмыкнув и помотав головой, предоставил слово Тромонту. Он встал в изголовье могилы и начал говорить.

- Товарщи мои! Прошло две недели с тех пор, как мы сюда попали. За это время мы много чего пережили: битвы с длыками, бегство от вулкана, войну с длычухами, потеряли навсегда одну из наших девушек… Всё это время он был с нами. Я за это время с ним хорошо сдружился и могу уверенно сказать, что он был великолепным трурнийцем. По своему личному опыту могу сказать, что такие доброжелательные и... не постесняюсь сказать, мудрые личности встречаются среди нас не так уж и часто. Вам, господа истребители, повезло с командиром… И вот его… тоже с нами больше нет. Но сильно печалиться не стоит… Я говорил с ним перед самой смертью, он сказал, что у него была раковая опухль и он такую смерть считает избавлением от страданий. При жизни он показал себя великолепным, и я верен, что Уч…

На этом месте Тромонт ненадолго запнулся, посмотрел на Ору, Хорлака, Таурана.

- Что наш Бог, - он снова сделал паузу, на этот раз сознательно, - не обделит его своей милостью.

Наступила торжественная тишина.

- У вас есть, что добавить, господа? – спросил он у собравшихся вокруг.

- Всё правильно, - тихо сказал Тауран. – Меня тронуло.

Трурнийцы ещё некоторое время стояли около могилы, не в силах смириться с гибелью любимого командира. Потом они вернулись назад и стали собираться. Потеря потерей, а нужно было идти дальше. Самой большой проблемой оказалась транспортировка Асинты – сама она могла только морально поддерживать тех, кто должен был её нести, а весила она вместе с самодельными носилками килограммов сорок, не менее того.

Дуб предложил найти две крепкие палки длиной по три метра и привязать сбоку. Таким образом, нести её могли бы сразу четверо. Таким образом, меняясь по очереди местами и сторонами, они смогли бы передвигаться, почти не теряя в скорости.

Проект Дуба был принят к исполнению. Путешественники разбрелись в поисках подходящих палок. Они могли бы заниматься этим бесплодным занятием очень долго, если бы Дуб самне обратил внимание на злополучный сук, из-за которого ночью случилась трагедия. На нём торчало несколько ветвей поменьше. Многие из них были сильно покоцаны, но палки подходящего размера и прямоты среди них нашлись. трурнийцы срубили их, обстругали мечами и привязали сбоку. Кроме того, Лайта сделала подкладки из ткани и подложила под шею и поясницу, чтобы Асе было удобнее.

Вскоре возникла новая неожиданная проблема – оказалось, что она больше не может самостоятельно производить процесс удаления продуктов жизнедеятельности. Это доставило ряд неприятностей и ей самой, и Лайте, которая поначалу не могла понять, как помочь. Однако в конце концов они совместными усилиями смогли решить и эту проблему.

Тем временем Тромонт, закончив помогать с носилками, снова занялся мечом. Этот предмет чем-то очаровал его. Это была не жадность или алчность, вызванная блеском необычной драгоценной стали – нет, слава Учителю, ничего подобного в душе Тромонта не было. Но его рукоятка лежала в руках очень удобно, можно было подумать, что она была заточена не под шхрсумчхскую лапу, а под руку трур-ни. Он был довольно тяжёл, но в нём была и какая-то своеобразная лёгкость…

Подумав, он обмотал его тканью от парашюта и прицепил себе на спину. На самом деле его мучало сомнение, стоит это делать или нет. Предыдущий владелец – Врон – проносил его всего несколько дней. Хотя, с другой стороны, если он не наврал про недостаточность подкишечницы – а он вряд ли стал бы врать – то получается, что он и так был обречён, и то, что за несколько дней до смерти он взял в руки это оружие, могло быть просто случайным совпадением. Так или иначе, Тромонт твёрдо решил сохранить этот клинок.

дбсфантастикафэнтезиромантворчество
25%
0
71
51.822 GOLOS
0
В избранное
Иван Соколов-Орлов
Писатель. Просто писатель.
71
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые